Сейчас Вы здесь:Главная arrow Международно-правовые аспекты денежно-кредитного регулирования arrow Международно-правовое сотрудничество, направленное arrow Международно-правовое сотрудничество, направленное на противодействие использованию банковских систе

Регулирование финансовой и банковской систем

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ И УЧЕБНО-ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ

Создан 1 декабря 2008 года проф. Я.А. Гейвандовым

"Всякому теперь кажется, что он мог бы наделать много добра на месте и в должности другого, и только не может сделать его в своей должности. Это причина всех зол. Нужно подумать теперь о том всем нам, как на своем собственном месте сделать добро" (Н.В.Гоголь).
Международно-правовое сотрудничество, направленное на противодействие использованию банковских систе Версия для печати Отправить на e-mail
проф. Я. А. Гейвандов   
суббота, 24 января 2009

Международно-правовое сотрудничество, направленное на противодействие использованию банковских систем в преступных целях

Практика международного сотрудничества в денежно-кредитной сфере показывает, что пресечение многих направлений международной преступности невозможно без объединения усилий международного сообщества. В первую очередь это касается борьбы с финансированием терроризма и мероприятий по пресечению отмывания денег, нажитых преступным путем.

Объективная необходимость борьбы с финансированием международного терроризма и международной преступностью, использующих в своей антиобщественной деятельности возможности банковских систем, способствует тому, что даже при отсутствии соответствующих международных соглашений и институтов государства были вынуждены находить различные формы официального и неофициального сотрудничества в этой сфере. При этом используются возможности Совета Безопасности ООН, многостороннего и двустороннего стратегического сотрудничества государств и оперативного взаимодействия правительственных, регулирующих и правоохранительных органов. В организации такого взаимодействия велика роль ООН, а также такой организации, как FATF - Financial Action Task Force, специальной финансовой комиссии (группы по проблемам отмывания денег), с которой активно взаимодействуют российские государственные органы, включая Правительство России и Банк России (Заявление Правительства России и Банка России "Об экономической политике на 2001 год и некоторых аспектах стратегии на среднесрочную перспективу" (одобрено на заседаниях Совета директоров Банка России 6 апреля 2001 г. и Правительства России 13 апреля 2001 г.).

FATF - межправительственный орган, целями которого являются развитие и пропаганда политики борьбы с отмыванием денег, нажитых преступным путем, по двум направлениям (на международном и национальном уровнях). Поэтому FATF не просто пропагандирует, но и формирует международную политику, направленную на предотвращение легализации преступных доходов и финансирования терроризма. FATF проводит работу, направленную на стимулирование политической воли государств к реформированию их национального законодательства в интересах борьбы с отмыванием денег, нажитых преступным путем. В этой работе FATF сотрудничает с другими международными организациями.

FATF была создана в 1989 г. в Париже на встрече на высшем уровне глав правительств семи ведущих индустриальных стран мира (стран "большой семерки" - США, ФРГ, Великобритании, Франции, Японии, Италии, Канады). Признавая угрозы в отношении банковских систем и финансовых институтов, главы государств и правительств стран "большой семерки" и Президент Еврокомиссии созвали соответствующую инициативную целевую группу из представителей государств "большой семерки", Европейской комиссии и девяти других государств. В соответствии с достигнутым соглашением FATF будет продолжать свою работу предположительно до 2004 г., если правительствами соответствующих государств не будет принято решение о необходимости продолжения деятельности FATF.

В течение 1991 и 1992 гг. FATF расширила число государств - членов этой организации с 16 до 28 государств. По данным Банка России, членами FATF являются 29 государств (Инструкция Банка России от 29 августа 2001 г. № 100-И "О счетах физических лиц - резидентов в банках за пределами Российской Федерации" // Вестник Банка России. 2001. № 57 - 58. С 20 июня 2003 г. Россия также является членом FATF).

О важности обеспечения условий для эффективного противодействия финансово-экономическим преступлениям, носящим международный характер, упоминается в Послании Президента России от 30 марта 1999 г. "Россия на рубеже эпох" (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации). В Послании Президента России подчеркивалась необходимость вступления России в Международную комиссию по борьбе с отмыванием денег (FATF) и присоединения нашей страны к Страсбургской конвенции Совета Европы от 8 ноября 1990 г. "Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности". Президент России потребовал также активизировать совместную работу российского МИД и правоохранительных органов России в этом направлении. Аналогичная позиция выражена в Совместном заявлении Президентов В.В. Путина и Дж. Буша об антитеррористическом сотрудничестве от 24 мая 2002 г.

Некоторые государства и ранее действовали в непосредственном контакте в борьбе с международной преступностью, используя прямые контакты и различные международные институты. Однако большинством государств реальные меры по пресечению транснациональной преступности в денежно-кредитной сфере начали приниматься именно под давлением наиболее развитых и влиятельных на международных финансовых рынках государств, а также учрежденных ими организаций.

Во многих странах, включая Россию, соответствующие правовые нормы, связанные с реализацией правового режима пресечения использования банковской системы в преступных целях, были приняты лишь под давлением иностранных государств и созданных ими международных институтов (например, FATF).

За непринятие мер по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем на территории того или иного государства, к нему или к его банковским институтам могут быть применены соответствующие санкции как со стороны группы государств, так и от имени какого-либо одного государства, борющегося на своей территории с отмыванием преступных денег. Этот относительно новый подход в межгосударственных отношениях в юридическом смысле разработан еще явно недостаточно, однако он уже активно применяется на практике. Например, 20 декабря 2002 г. FATF рекомендовала своим членам ввести санкции против украинских банков. Минфин США ввел санкции против Украины и против островного государства Науру, причем не только на основе рекомендаций FATF, но и в соответствии с положениями американского законодательного акта (часто упоминается, как USA Patriot Act), принятого после событий 11 сентября 2001 г.

Так, США применили санкции против банков Украины на основании правовых норм, обязывающих американские банки, в которых имеются счета резидентов стран, уличенных в злостном отмывании денег, сохранять всю документацию о сделках резидентов соответствующих стран; предоставлять в уполномоченные органы сведения о владельцах счетов, открытых подозрительными резидентами или их доверенными лицами; информировать уполномоченные органы о всех пользователях транзитных и корреспондентских счетов, открытых банками из такого рода стран. Кроме того, власти США могут ввести полный запрет на открытие и ведение корреспондентских и транзитных счетов иностранных банков, если соответствующие счета связаны с резидентами стран, подозреваемых в отмывании преступных денег либо не ведущих борьбы с этим негативным явлением на своей территории. Вышеперечисленные ограничительные меры в полном объеме применялись США в отношении Науру, а в отношении банков Украины использовались только первые три ограничения из предусмотренных в ст. 311 Патриотического акта и сроком на 120 дней.

Под давлением FATF во многих странах были созданы уполномоченные государственные институты, контролирующие денежно-кредитный рынок с точки зрения пресечения финансирования терроризма, легализации денег, нажитых преступным путем, и совершения иных преступлений с использованием возможностей банковских систем.

Крупнейшие мировые банковские институты также способствовали сотрудничеству кредитных организаций в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, заключению международно-правовых актов, принятию национальных законодательных актов и корпоративных правил банковского сообщества, направленных на предотвращение преступлений в денежно-кредитной сфере. В качестве примера деятельности крупнейших банковских институтов в сфере интернационализации борьбы с отмыванием преступных денег можно привести инициативу одиннадцати ведущих банков мира. Среди них: Societe Generale, Deutsche Bank AG, ABN AMRO Bank N.V., Banco Santander Central Hispano S.A., Credit Suisse Group, UBS AG, HSBC, Barclays Bank, The Chase Manhattan Private Bank, Citibank N.A., J.P. Morgan. Эти крупнейшие мировые банки инициировали разработку, а 30 октября 2000 г. подписали Всеобщие директивы по противодействию отмыванию доходов в частном банковском секторе, получившие известность как Вольфсбергские принципы (Указание оперативного характера Банка России от 15 февраля 2001 г. № 24-Т "О Вольфсбергских принципах"). Наряду с государственными структурами в самих кредитных организациях также были созданы специальные подразделения, направленные на пресечение преступлений с использованием возможностей соответствующего банка или небанковской кредитной организации.

В Российской Федерации соответствующие активные действия по созданию законодательного механизма противодействия легализации денег, нажитых преступным путем, начались лишь после включения России в 2000 г. в "черный список" FATF и угрозы применения жестких санкций в отношении российских кредитных и иных организаций. После такого давления Россия ратифицировала Конвенцию об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 г. (Конвенция ратифицирована Федеральным законом от 28 мая 2001 г. "О ратификации Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности"), были приняты соответствующие законодательные акты, нормативные правовые документы, а также сформирован специальный государственный институт.

С одной стороны, подобного рода давление одних государств на другие можно было бы признать не вполне согласующимся с принципами международного права. В первую очередь речь идет о принципе добровольности участия государств в международных организациях и договорах, основанном на более общем принципе построения всей системы сложившихся межгосударственных отношений - принципе государственного суверенитета. Но, с другой стороны, в условиях глобализации мировых политических, экономических и в первую очередь денежно-кредитных отношений все больше трансформируются геополитические принципы взаимодействия между различными государствами. Большее значение приобретают международные, межгосударственные структуры, наделенные правом устанавливать и распространять новые условия межгосударственных отношений, а также международные объединения, организации самих предпринимателей. Такой подход проявляется, в частности, и в денежно-кредитной сфере, что вполне закономерно, в особенности, когда соответствующие требования предъявляются к российским банкам не столько от имени органов государства, сколько от имени их коллег-банкиров, в сотрудничестве с которыми российские банкиры, несомненно, заинтересованы.

Таким образом, складывающаяся в последние годы ситуация подтверждает, что ставшие привычными общие положения и принципы международного права в новом веке могут претерпеть существенные изменения.

В то же время ситуации различного рода прямого или косвенного давления на отдельные государства со стороны другого или группы других государств или международных объединений по поводу пресечения транснациональной преступности в денежно-кредитной сфере вполне поддаются прогнозированию. Такое давление можно пресечь несколькими способами: игнорировать обращения других государств и организаций или противопоставлять им собственную позицию, тем самым провоцируя самоизоляцию от международного сообщества, либо, не дожидаясь политического давления, самостоятельно скорректировать собственную государственную политику, обеспечивая реализацию национальных интересов в условиях международной глобализации. Например, чтобы исключить попытки давления на Россию организаций, подобных FATF, федеральным органам государственной власти России следовало заблаговременно сформулировать официальную государственную позицию России по вопросу борьбы с финансированием терроризма и легализацией преступных доходов и предпринимать в этом направлении определенные действия. Тем более что о подписании Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности было известно с 8 ноября 1990 г., а о вступлении ее в силу - с сентября 1993 г.

России, по праву претендующей на соответствующее влияние в мире, еще до возникновения у FATF или государств, учредивших эту организацию, намерений применить к ней какие-либо санкции или включить ее в какие-либо "черные" списки, следовало заявить о своей позиции в сфере международного сотрудничества в борьбе с преступностью в денежно-кредитной сфере. Тем более что уже много лет Россия участвует в проводимых странами "семерки" встречах на высшем уровне в качестве партнера, в связи с чем "семерка" стала именоваться "восьмеркой".

Однако ни адекватной официальной позиции, ни тем более государственной политики, свидетельствующей о позиции России по поводу наиболее актуальных проблем в международных денежно-кредитных отношениях, уполномоченными государственными органами России вовремя сформулировано не было. Наоборот, будто бы желая подтвердить претензии и действия FATF в отношении России, многие высокие должностные лица России безответственно заявляли, что значительная часть денег, вращающихся в банковской системе России и в ее экономике, имеет преступное происхождение. На самом деле подобные утверждения не соответствуют и не могут соответствовать действительности. Они свидетельствуют лишь об отсутствии элементарного понимания ситуации и государственного мышления у тех государственных должностных лиц, которые в личных или корпоративных политических либо экономических интересах допускают утверждения, причиняющие существенный вред экономике России и ее национальным интересам. Но это отдельная тема. Здесь же ограничимся замечанием следующего свойства: если соответствующее должностное лицо государства располагает сведениями, что кто-либо в России отмывает деньги, нажитые преступным путем, либо финансирует террористов, либо иными способами использует банковскую систему в преступных целях, то такие должностные лица обязаны в каждом конкретном частном случае предпринимать юридические действия, предусмотренные законодательством. Но они не вправе частные случаи, а тем более достоверно не установленные судом, преподносить российской и международной общественности как свидетельство общей ситуации, присущей денежно-кредитной сфере нашей страны.

По опубликованным экспертным оценкам, только в Германии резиденты этой страны укрыли от налогообложения в зарубежных банках примерно 350 млрд. евро. Однако никто из государственных должностных лиц Германии не пытается представить экономику или банковскую систему собственной страны как преступную. На самом деле подобные непродуманные высказывания могут принести обществу не меньше вреда, чем действительно преступная деятельность конкретных уголовников.

Стоит поучиться у государственных должностных лиц других государств (например, США), которые, несмотря на корпоративные скандалы, потрясающие на протяжении последних лет мировое финансовое сообщество, вовсе не увязывают преступления конкретных лиц с качественной характеристикой собственной банковской системы или собственной экономики как преступной. Такой подход вполне адекватен не только с точки зрения общественной психологии, но и с точки зрения реальностей экономических отношений и, самое главное, с точки зрения отношения государственных служащих к обществу, которому они служат.

Согласно ст. 6 Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, каждое подписавшее ее государство приняло на себя определенные обязательства в целях проведения общей политики и борьбы с правонарушениями, связанными с отмыванием денег.

Перечень общественно опасных деяний в денежно-кредитной сфере, признаваемых доходом от преступной деятельности, приведен в Конвенции и включает:

конверсию или передачу имущества, если известно, что это имущество является доходом, полученным преступным путем, с целью скрыть незаконное происхождение такого имущества или помочь любому лицу, замешанному в совершении основного правонарушения, избежать правовых последствий своих деяний (Под "имуществом" понимаются имущество любого рода, вещественное или невещественное, движимое или недвижимое, а также юридические акты или документы, дающие право на такое имущество. "Доход" - любая экономическая выгода, полученная в результате совершения уголовного правонарушения. Эта выгода может включать любое имущество, определяемое выше (ст. 1 Конвенции);

утаивание или сокрытие действительной природы, происхождения, местонахождения, размещения или движения имущества или прав на него, если известно, что это имущество представляет собой доход, полученный преступным путем (п. 1 ст. 6 Конвенции).

Кроме того, с учетом вышеуказанных обстоятельств, конституционных принципов государств-участников, основных концепций их правовых систем каждая Сторона Конвенции обязалась квалифицировать в качестве уголовного правонарушения: приобретение, владение или использование имущества, если в момент его получения было известно, что оно является доходом, добытым преступным путем, либо участие или соучастие в любом из вышеприведенных правонарушений, перечисленных в п. 1 ст. 6 Конвенции, или в покушении на его совершение, а также за помощь, подстрекательство, содействие или консультирование в связи с совершением такого преступления. При этом не имеет значения, подпадает ли основное правонарушение под уголовную юрисдикцию Стороны ("основное правонарушение" означает любое уголовное правонарушение, в результате которого были получены доходы, которые могут стать объектом правонарушения в соответствии со статьей 6 Конвенции). Кроме того, согласно Конвенции может быть предусмотрено, что правонарушения, указанные в п. 1 ст. 6 Конвенции, не применяются к лицам, совершившим основное правонарушение, а знание, намерение или мотив как элементы правонарушения могут быть выведены из объективных обстоятельств правонарушения.

Каждая Сторона может принять такие меры, которые она сочтет необходимыми, чтобы квалифицировать в качестве правонарушений, согласно ее внутреннему законодательству, все или некоторые действия, указанные в п. 1 ст. 6 Конвенции, в любом из следующих случаев (или во всех этих случаях), когда правонарушитель: должен был предполагать, что имущество является доходом, полученным преступным путем; действовал с целью получения выгоды; действовал с целью способствовать продолжению преступной деятельности.

Из приведенных положений видно, что для квалификации деяния как преступления, связанного с отмыванием денежных средств, требуется наличие умысла на совершение такого рода преступных действий, которые связаны именно с целью отмывания денег, а не каких-либо иных преступных посягательств.

Каждое государство, участвующее в Конвенции, взяло на себя обязательство принимать законодательные и другие необходимые меры, дающие их судам или другим компетентным органам право затребовать банковские, финансовые либо коммерческие документы или налагать арест на перечисленные документы. Указанные меры применяются в целях реализации действий, связанных с конфискацией орудий, доходов или имущества, стоимость которого соответствует этим доходам, либо осуществлять иные необходимые им меры, предоставляющие возможность идентифицировать и разыскивать имущество, подлежащее конфискации в соответствии Конвенцией, предотвращать любые операции с таким имуществом, его передачу или распоряжение им. Причем ни одно государство - участник Конвенции не может отказаться выполнять взятые на себя обязательства под предлогом банковской тайны.

Каждое государство, участвующее в Конвенции, приняло на себя обязательство рассмотреть вопрос о принятии законодательных и других необходимых мер, позволяющих ему использовать специальные приемы расследования, облегчающие идентификацию и розыск доходов, а также сбор соответствующих доказательств. Эти приемы могут включать постановление о негласном контроле, наблюдение, перехват сообщений по сетям электросвязи, доступ к компьютерным системам и постановления о подготовке определенных документов (ст. 4 Конвенции).

Конвенция устанавливает общие принципы и формы международного сотрудничества, направленного на предотвращение отмывания денег, на выявление, изъятие и конфискацию доходов от преступной деятельности. В связи с этим Конвенция устанавливает особенности применения процессуального порядка, определяет компетентные органы и процедурные особенности международного сотрудничества. Так, Стороны приняли на себя обязательство в максимально возможной степени сотрудничать друг с другом в проведении расследований и судебных разбирательств в целях конфискации орудий и доходов. Например, государства-участники намерены принимать законодательные и другие основанные на положениях Конвенции меры: по конфискации конкретного имущества, представляющего собой доходы или орудия; по конфискации доходов, состоящей в требовании уплатить денежную сумму, соответствующую стоимости доходов; по оказанию помощи в проведении расследований и по принятию временных мер, имеющих целью одну из вышеуказанных форм конфискации.

Определенные международно-правовые обязательства по вопросу предотвращения отмывания денежных средств Россия приняла на себя в отношениях с Европейскими сообществами и их государствами-членами. Так, согласно ст. 81 уже упоминавшегося Соглашения о партнерстве и сотрудничестве от 24 июня 1994 г. Стороны согласились с необходимостью принятия всех усилий по сотрудничеству с целью предотвращения использования своих финансовых систем для отмывания доходов от преступной деятельности в целом, и в частности от преступлений, связанных с наркотическими веществами. Сотрудничество в этой области включает административное и техническое содействие с целью выработки приемлемых стандартов в предотвращении отмывания денег, эквивалентных стандартам, принятым Сообществом и международными форумами по данным вопросам, включая FATF.

В соответствии с внутренним законодательством России информация по операциям юридических лиц, а также граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и физических лиц предоставляется кредитными организациями в уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем. Юридические и фактические основания, порядок и объем предоставляемой уполномоченному государственному органу информации предусмотрены в Федеральном законе "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем". Работники уполномоченного государственного органа при исполнении федерального законодательства о противодействии отмыванию преступных доходов обеспечивают сохранность ставших им известными сведений, связанных с деятельностью уполномоченного органа, составляющих служебную, банковскую, налоговую коммерческую тайну или тайну связи, и несут установленную законодательством РФ ответственность за разглашение этих сведений.

Уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, может раскрыть имеющуюся у него информацию в порядке и в случаях, специально предусмотренных в вышеупомянутом Федеральном законе, в том числе в рамках международного сотрудничества.

При этом под легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, понимается придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления, за исключением деяний, содержащих признаки преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198 и 199 УК РФ.

Помимо борьбы с легализацией денег, нажитых преступным путем, Россия и другие государства по мере возникновения такого опасного явления, как международный терроризм, предпринимали и продолжают предпринимать активные действия, направленные на использование возможностей международного сотрудничества по пресечению финансирования терроризма на уровне национальных банковских систем и на уровне мировой денежно-кредитной системы.

Сотрудничество России с международным сообществом основывалось, в частности, на решениях Совета Безопасности ООН и издаваемых в соответствии с ними указах Президента России, а также нормативных правовых актах Банка России.

Например, в Резолюциях Совета Безопасности ООН от 12 июня 1998 г. № 1173 и от 24 июня 1998 г. № 1176 предусматривались меры, направленные на сохранение единства, суверенитета и территориальной целостности Анголы. Для реализации на территории Российской Федерации упомянутых решений Совета Безопасности ООН был принят Указ Президента России от 20 октября 1998 г. № 1271 "О мерах по выполнению резолюций Совета Безопасности ООН 1173 от 12 июня 1998 г. и 1176 от 24 июня 1998 г. ". Государственным учреждениям, банкам, организациям и физическим лицам, находящимся под юрисдикцией РФ, было предписано исходить из того, что впредь до особого распоряжения блокируются средства и финансовые ресурсы организации УНИТА. Причем блокировались любые средства, полученные от использования или за счет имущества УНИТА как организации или старших должностных лиц УНИТА либо их совершеннолетних ближайших родственников, если физические и юридические лица на территории России располагали такими средствами и финансовыми ресурсами. Перечни таких лиц и их родственников, определенные в соответствии с Резолюцией Совета Безопасности ООН № 1127 от 28 августа 1997 г., доводятся до сведения соответствующих федеральных органов исполнительной власти Министерством иностранных дел РФ.

Уполномоченным органам государства, включая Банк России, было предписано в соответствии с их компетенцией обеспечить выполнение вышеназванных мер, имея в виду, что изъятия из этих мер допускаются лишь с санкции специального Комитета Совета Безопасности ООН, учрежденного в соответствии с Резолюцией Совета Безопасности ООН № 864 от 15 сентября 1993 г.

Указом Президента России от 6 марта 2001 г. № 266 "О мерах по выполнению Резолюции Совета Безопасности ООН 1333 от 19 декабря 2000 г." с 19 января 2001 г. по 19 января 2002 г. заморожены средства и другие финансовые активы У. Бен Ладена, физических и юридических лиц, которые, как установлено специальным Комитетом Совета Безопасности ООН, связаны с ним, включая средства и активы организации "Эль-Кайда" (Аль-Каида), а также средства, получаемые или извлекаемые благодаря имуществу, находящемуся во владении либо под прямым или косвенным контролем У. Бен Ладена и связанных с ним физических и юридических лиц.

Аналогичным образом были заблокированы средства и другие финансовые ресурсы, включая средства, получаемые или извлекаемые благодаря имуществу, находящемуся во владении или под прямым или косвенным контролем движения "Талибан" или любого предприятия, находящегося во владении или под таким контролем движения "Талибан". Гражданам России или любым лицам на ее территории было запрещено предоставлять упомянутые выше и любые другие средства и финансовые ресурсы для использования движением "Талибан" или любым предприятием, находящимся в его владении или под его прямым или косвенным контролем.

Исключения могли быть санкционированы специально созданным комитетом ООН в индивидуальном порядке на основании гуманитарной потребности (Указ Президента России от 5 мая 2000 г. № 786 "О мерах по выполнению Резолюции Совета Безопасности ООН 1267 от 15 октября 1999 г.").

В Резолюции Совета Безопасности ООН от 28 сентября 2001 г. № 1373 (2001), действующего на основании гл. VII Устава ООН, отмечается тесная связь международного терроризма и транснациональной организованной преступности с незаконным оборотом наркотиков, отмыванием денег, незаконным оборотом оружия и незаконными перевозками ядерных, химических, биологических и других потенциально смертоносных материалов. В этой связи Совет Безопасности ООН обратил внимание международного сообщества на необходимость улучшения координации усилий на национальном, субрегиональном, региональном и международном уровнях в целях пресечения угроз международной безопасности, исходящих от международного терроризма. Совет Безопасности ООН обязал все государства:

предотвращать и пресекать финансирование террористических актов;

ввести уголовную ответственность за умышленное предоставление или сбор средств, любыми методами, прямо или косвенно, их гражданам или на их территории с намерением, чтобы такие средства использовались - или при осознании того, что они будут использованы, - для совершения террористических актов;

безотлагательно заблокировать средства и другие финансовые активы или экономические ресурсы лиц, которые совершают или пытаются совершить террористические акты, или участвуют в совершении террористических актов, или содействуют их совершению;

безотлагательно заблокировать средства и другие финансовые активы или экономические ресурсы организаций, прямо или косвенно находящихся в собственности или под контролем таких лиц, а также лиц и организаций, действующих от имени или по указанию лиц и организаций, которые совершают или пытаются совершить террористические акты, или участвуют в совершении террористических актов, или содействуют их совершению, включая средства, полученные или приобретенные с помощью собственности, прямо или косвенно находящейся в их владении или под их контролем или связанных с ними лиц и организаций;

запретить своим гражданам или любым лицам и организациям на своей территории предоставление любых средств, финансовых активов или экономических ресурсов либо финансовых или иных соответствующих услуг, прямо или косвенно, для использования в интересах лиц, которые совершают или пытаются совершить террористические акты, или содействуют или участвуют в их совершении, организаций, прямо или косвенно находящихся в собственности или под контролем таких лиц, а также лиц и организаций, действующих от имени или по указанию таких лиц;

не допускать, чтобы те, кто финансирует, планирует, оказывает содействие или совершает террористические акты, использовали территорию одного государства в террористических целях против других государств или их граждан;

обеспечивать, чтобы любое лицо, принимающее участие в финансировании, планировании, подготовке или совершении террористических актов либо в поддержке террористических актов, привлекалось к судебной ответственности, и обеспечивать, чтобы, помимо любых других мер в отношении этих лиц, такие террористические акты квалифицировались как серьезные уголовные правонарушения во внутригосударственных законах и положениях и чтобы наказание должным образом отражало серьезность таких террористических актов;

стать как можно скорее участниками соответствующих международных конвенций и протоколов о борьбе с терроризмом, включая Конвенцию о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 г. (Указ Президента России от 10 января 2002 г. № 6 "О мерах по выполнению Резолюции Совета Безопасности ООН 1373 от 28 сентября 2001 г.").

В развитие вышеуказанных документов Банк России принял указание оперативного характера от 20 мая 2002 г. № 67-Т "О нормативных правовых актах, применяемых в целях борьбы с финансированием терроризма", в котором обратил внимание кредитных организаций на необходимость принятия мер, направленных на предотвращение использования банковской системы России в целях финансирования террористической деятельности. В случае обнаружения при совершении банковских операций и других сделок упоминания о лицах, связанных с финансированием терроризма, включаемых в списки, доводимые до сведения кредитных организаций указаниями оперативного характера Банка России, кредитным организациям предписано руководствоваться федеральным антитеррористическим законодательством, федеральным банковским законодательством, законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, а также иными нормативными правовыми актами и документами.

В практике международного сотрудничества в борьбе с финансированием международного терроризма возникали ситуации, когда необходимость оперативного реагирования регулирующих органов различных государств на действия террористов приводила к нарушениям процедурного характера. Так, после принятия Советом Безопасности ООН Резолюции от 28 сентября 2001 г. № 1373 (2001) своим указанием оперативного характера от 30 октября 2001 г. № 127-Т "О мерах, принимаемых США по предотвращению финансирования терроризма" Банк России довел до сведения кредитных и иных организаций России информацию о принятом Президентом США 23 сентября 2001 г. Исполнительном Указе № 13224 (далее - Указ). Далее Банк России информирует российские кредитные организации о блокировании имущества террористов и их сторонников на территории США, а также о введении запрета на все деловые и финансовые операции с ними в соответствии с вышеупомянутым Указом. Помимо этого, Банк России обратил внимание российских кредитных организаций на то, что в соответствии с Указом Президента США заморожены находящиеся на территории США активы террористов, террористических организаций, их спонсоров и сторонников, а также наложен запрет на все финансовые операции, включая взносы и безвозмездные пожертвования, адресованные или предназначенные террористам. Списки лиц, в отношении которых принимаются вышеперечисленные меры, приводятся в приложениях к вышеназванному Указу.

Кроме того, Банк России обратил внимание заинтересованных российских лиц, что США могут ввести финансовые санкции (замораживание активов, запрет на проведение операций, ограничение доступа к финансовым услугам и иные меры, отвечающие национальным интересам США) в отношении иностранных физических и юридических лиц, которые поддерживают террористов, имеют связи с ними или отказываются замораживать принадлежащие террористам активы. Как отмечает Банк России, государственные органы США в соответствии с Указом Президента США должны прилагать все необходимые усилия для установления режима сотрудничества и координации с другими странами в целях предотвращения актов терроризма, лишения террористических организаций доступа к источникам финансирования, а также обмена данными о финансовой деятельности, осуществляемой в поддержку терроризма. При этом Банк России предложил довести требования Администрации США до заинтересованных российских организаций не только для сведения, но и для "использования в работе в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации" (письмо Банка России от 28 ноября 2001 г. № 136-Т "В дополнение к указанию оперативного характера от 30.10.2001 № 127-Т"; письмо Банка России от 20 сентября 2002 г. № 127-Т "В дополнение к указаниям оперативного характера от 30.10.2001 № 127-Т и от 01.02.2002 № 12-Т"; письмо Банка России от 20 августа 2002 г. № 116-Т "В дополнение к указаниям оперативного характера Банка России от 30.10.2001 № 127-Т и от 01.02.2002 № 12-Т").

Действуя вполне оперативно, Банк России не учел, что запрет на финансовые операции с террористами был принят официальными органами США, распространялся на граждан США и лиц, имеющих постоянный вид на жительство в США, на любые компании и другие организации в США, включая их зарубежные отделения. Но при этом, даже с учетом самого высокого уровня межгосударственного сотрудничества, запрет Президента США не может автоматически действовать на территории России.

Как представляется, подобная практика "взаимодействия", когда органы одного государства принимают к исполнению решения глав иностранных государств без соблюдения необходимой в таких случаях международно-правовой процедуры и без соблюдения собственного конституционного законодательства, не способствует обеспечению общепринятых международных принципов межгосударственного сотрудничества.

Нельзя не заметить, что Банк России принимал решение в рамках борьбы с финансированием терроризма не на основе международного договора, который в тот период не действовал, и не на основе федерального законодательства или нормативного правового акта Президента России, а в соответствии с указом главы иностранного государства. Конечно же, случаи, когда решения высших органов государственной власти одного государства без надлежащей юридической процедуры, предусмотренной национальным и международным правом, без должных оснований принимаются к исполнению и реализуются на территории другого государства, в том числе и в России, нельзя признать законными и обоснованными. Более того, как представляется, в подобном "исполнении" собственных указаний не нуждаются даже главы соответствующих иностранных государств, которые заинтересованы в соблюдении Россией и его государственными органами собственной конституции и норм международного права.

Например, Банком России и его территориальными учреждениями в кредитные организации официально направлялся "Перечень организаций и физических лиц, признанных Правительством США поддерживающими и финансирующими террористическую деятельность". При этом внимание российских кредитных организаций было обращено на то, что "обновленные списки организаций и физических лиц, связанных с террористической деятельностью и причастных к финансированию терроризма, публикуются в Интернете на официальных страницах Казначейства США" (письмо Отделения № 1 Московского ГТУ Банка России от 16 апреля 2002 г. № 51-02-31/4431).

Такой подход Банка России и его территориальных учреждений, конечно же, неприемлем не только с точки зрения Конституции России и ее национального законодательства, но и в соответствии с основами международного права. Решения уполномоченных органов иностранных государств, устанавливающие любые обязательные перечни лиц, признаваемых ими связанными с террористической деятельностью, могут применяться в другом государстве после официального обращения властей одного государства к компетентным властям другого государства и при соблюдении соответствующей процедуры. В приведенном примере, учитывая, что ограничительные решения были приняты Администрацией США, речь могла идти об обращении Президента США к Президенту России либо об утверждении соответствующего списка на заседании Совета Безопасности ООН. Но при любых обстоятельствах лишь решение Президента России или иного уполномоченного федеральным законодательством органа государственной власти могло стать основанием для применения в России соответствующих мер к лицам, упомянутым в перечне, - террористам и их пособникам, - утвержденном Администрацией США. Именно на решение федеральных органов государственной власти России следовало ссылаться Банку России при издании вышеупомянутых нормативных правовых актов и иных официальных документов.

Вместе с тем, очевидно, что Совет Безопасности ООН не всегда имел и имеет возможность одновременно оперативно решать весь спектр задач, связанных с регулированием общемировых проблем, и проблемы применения санкций за частные террористические проявления отдельных физических или юридических лиц. Вряд ли целесообразно отвлекать высший постоянный орган ООН на борьбу с конкретными террористами.

В связи с этим ООН была реализована задача, связанная с разработкой и принятием единого международно-правового акта, регулирующего основы межгосударственного сотрудничества в борьбе с финансированием терроризма, проведена работа по ратификации и исполнению этого документа многими государствами. Необходимость широкомасштабного взаимодействия всего международного сообщества в борьбе с терроризмом способствовала тому, что Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма была принята Резолюцией 54/109 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1999 г. и вступила в силу 10 апреля 2002 г.

Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма не предоставляет какому-либо одному государству исключительное право произвольно признавать кого-либо причастным к террористической деятельности. Более того, в этой Конвенции зафиксировано:

государства-участники выполняют свои обязательства по вышеназванной Конвенции таким образом, чтобы это отвечало принципам суверенного равенства и территориальной целостности государств и принципу невмешательства во внутренние дела других государств;

ничто в данной Конвенции не наделяет государство-участника правом осуществлять на территории другого государства-участника юрисдикцию и функции, которые входят исключительно в компетенцию властей этого другого государства-участника в соответствии с его внутренним законодательством (ст. ст. 20, 22 Международной конвенции).

Кроме того, необходимо заметить, что Конвенция дает ответ и на вопрос о том, что понимать под "официальным каналом" для получения официальной информации о списках организаций и физических лиц, связанных с террористической деятельностью и причастных к финансированию терроризма. Таким официальным каналом является вовсе не официальная страница Казначейства США в Интернете, как информирует кредитные организации Банк России. Один из возможных каналов для официального обмена информацией определен в п. 4 ст. 18 Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма, где установлено, что в целях борьбы с финансированием терроризма "государства-участники могут обмениваться информацией через Международную организацию уголовной полиции (Интерпол)". Кроме того, государство-участник, в котором предполагаемый преступник подвергается уголовному преследованию, сообщает в соответствии со своим внутренним законодательством или применимыми процедурами об окончательных результатах разбирательства Генеральному секретарю ООН, который направляет эту информацию другим государствам-участникам (ст. 19 Международной конвенции).

Российская Федерация подписала вышеназванную Конвенцию 3 апреля 2000 г. (Распоряжение Президента России от 24 марта 2000 г. № 89-рп "О подписании Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма") и ратифицировала ее Федеральным законом от 10 июля 2002 г. "О ратификации Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма".

Любое лицо в соответствии со ст. 2 Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма совершает преступление, если оно любыми методами, прямо или косвенно, незаконно и умышленно предоставляет средства или осуществляет их сбор с намерением, чтобы они использовались - или при осознании того, что они будут использованы, - полностью или частично, для совершения:

а) какого-либо деяния, представляющего собой преступление согласно сфере применения одного из договоров, перечисленных в приложении к Международной конвенции, и содержащемуся в нем определению (Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, совершенная в Гааге 16 декабря 1970 г.; Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, совершенная в Монреале 23 сентября 1971 г.; Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1973 г.; Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1979 г. );

б) любого другого деяния, направленного на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население или заставить правительство или международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения (п. 1 ст. 2 Международной конвенции). Для того чтобы какое-либо деяние было квалифицировано как преступление согласно п. 1 ст. 2 Международной конвенции, необязательно, чтобы предусмотренные в ст. 1 Международной конвенции активы (средства) фактически использовались для совершения такого преступления. При этом под средствами понимаются активы любого рода, осязаемые или неосязаемые, движимые или недвижимые, независимо от способа их приобретения, а также юридические документы или акты в любой форме, в том числе в электронной или цифровой, удостоверяющие право на такие активы или участие в них, включая банковские кредиты, дорожные чеки, банковские чеки, почтовые переводы, акции, ценные бумаги, облигации, векселя, аккредитивы, но не ограничиваясь ими (п. 1 ст. 1 Международной конвенции).

Любое лицо также совершает преступление, если оно пытается совершить какое-либо из вышеуказанных преступлений, участвует в качестве соучастника, организует других лиц или руководит ими с целью совершения какого-либо из вышеназванных преступлений, способствует совершению одного или нескольких преступлений, указанных в п. 1 или п. 4 ст. 2 Международной конвенции, группой лиц, действующих с общей целью.

Содействие должно носить умышленный характер и должно оказываться либо в целях поддержки преступной деятельности или преступных целей группы, когда такая деятельность или цель предполагают совершение одного из преступлений, указанных в п. 1 ст. 2 Международной конвенции, либо при осознании умысла группы совершить одно из преступлений, установленных в вышеназванной статье.

Россия как государство - участник Международной конвенции в соответствии с принципами своего национального права принимает необходимые меры для того, чтобы можно было привлечь юридическое лицо, находящееся на ее территории или учрежденное по ее законам, к ответственности в случае совершения физическим лицом, ответственным за управление этим юридическим лицом (или контроль за ним), которое выступает в своем официальном качестве, преступления, указанного в ст. 2 рассматриваемой Конвенции. Каждое государство-участник приняло обязательство обеспечить, чтобы к такого рода юридическим лицам применялись эффективные, соразмерные и действенные уголовные, гражданско-правовые или административные (включая финансовые) санкции. Поэтому ответственность за финансирование терроризма может носить уголовный, гражданский или административный характер. Причем ответственность юридического лица не исключает уголовной ответственности физических лиц, совершивших те преступления, против которых направлена Конвенция (ст. 5 Международной конвенции).

Международная конвенция предусматривает некоторые специальные методы борьбы с финансированием терроризма. Например, государства-участники в соответствии с принципами своего внутреннего права обязались принять необходимые меры для того, чтобы определить, обнаружить, заблокировать или арестовать любые средства, используемые или выделенные в целях совершения преступлений террористического характера, а также поступления, полученные в результате таких преступлений, для целей возможной конфискации (ст. 8 Международной конвенции).

Государства-участники обязались сотрудничать в предупреждении преступлений, связанных с финансированием терроризма. Международное сотрудничество может выражаться в принятии различных мер, включая, при необходимости, изменение их внутреннего законодательства. Кроме того, предполагается сотрудничество в применении мер регулирующего, надзорного и ограничивающего характера непосредственно в сфере денежно-кредитного обращения. Так, государства-участники согласились принять меры, запрещающие на своих территориях незаконную деятельность лиц или организаций, которые умышленно поощряют, подстрекают, организуют или совершают преступления террористического характера, упомянутые в Международной конвенции. Кроме того, предполагается обязать кредитные и другие организации, участвующие в совершении финансовых операций, принимать меры для идентификации их постоянных или случайных клиентов, а также клиентов, в пользу которых открыты счета, обращать особое внимание на необычные или подозрительные операции и сообщать об операциях, предположительно связанных с преступной деятельностью. Государства-участники намерены изучить возможность:

установления правил, запрещающих открытие счетов, владельцы или бенефициары которых не идентифицированы или не могут быть идентифицированы, и принятия мер для обеспечения проверки кредитными и иными финансовыми организациями личности настоящих участников операций с финансовыми средствами. Аналогичные меры будут приняты в отношении идентификации юридических лиц. От кредитных и иных финансовых организаций государства-участники намерены потребовать, когда это необходимо, проверять юридический статус и структуру организации-клиента. Для этого потребуется получить от государственного регистрационного органа, клиента или от обоих доказательства оформления клиента как юридического лица, включая данные о наименовании клиента, его юридической форме, адресе, руководителях и положениях, регулирующих полномочия по принятию обязательств от имени этого юридического лица.

Согласно Конвенции государства-участники намерены принять правила, налагающие на кредитные и иные финансовые организации обязанность оперативно сообщать компетентным органам обо всех сложных, необычно крупных операциях либо о "необычной динамике операций", не имеющих явной экономической или очевидно законной причины для их осуществления. При этом государства-участники должны обеспечить такую процедуру, которая позволяла бы кредитным и иным финансовым организациям, добросовестно сообщившим о своих подозрениях властям, не опасаться уголовной или гражданской ответственности за нарушение любых ограничений на разглашение информации.

Для реализации упомянутых выше и других мероприятий в связи с международным сотрудничеством в борьбе с финансированием терроризма государства - участники Международной конвенции согласились предъявить к кредитным и иным финансовым организациям требования хранить в течение как минимум пяти лет все необходимые документы по операциям, как внутренним, так и международным.

Межгосударственное сотрудничество стран-участниц выражается и в предупреждении финансирования преступлений террористического характера. Например, предполагается принятие мер по наблюдению за работой всех организаций (агентств), осуществляющих денежные переводы, включая их лицензирование, а также принятие мер по выявлению или отслеживанию физического перемещения наличных средств и оборотных документов на предъявителя через границу. При этом государства-участники намерены строго соблюдать гарантии надлежащего использования информации и не ограничивать в какой бы то ни было форме свободу движения капитала.

Международное сотрудничество в борьбе с финансированием терроризма осуществляется также в форме обмена точными и проверенными данными в соответствии с внутренним законодательством государств-участников и в форме координации административных и других мер, принимаемых, когда это необходимо, в целях предупреждения совершения преступлений, упомянутых в ст. 2 Международной конвенции. Для этого признано целесообразным создать и обеспечить функционирование каналов связи между их компетентными учреждениями и службами с целью содействовать защищенному и оперативному обмену информацией обо всех аспектах террористических преступлений. Будет обеспечиваться сотрудничество при проведении расследований в связи с финансированием терроризма, касающихся личности, местонахождения и рода занятий лиц, в отношении которых существуют обоснованные подозрения в том, что они причастны к преступлениям, связанным с финансированием терроризма, либо к перемещению финансовых средств, имеющих отношение к совершению таких преступлений (ст. 18 Международной конвенции).

В соответствии с принципами своего внутреннего законодательства Россия как участник рассматриваемой Международной конвенции согласилась принимать надлежащие меры для конфискации средств, которые использовались или были выделены для целей совершения упомянутых в Конвенции преступлений, и поступлений, полученных в результате таких преступлений. Причем между государствами-участниками могут быть заключены соглашения о разделе с другими государствами на регулярной основе или в каждом конкретном случае средств, полученных в результате конфискации в связи с Международной конвенцией. Предполагается возможность создания механизмов, с помощью которых средства, полученные в результате конфискации, использовались бы для выплаты компенсации жертвам терроризма или членам их семей. Но применение вышеуказанных положений может осуществляться при условии соблюдения прав добросовестных третьих лиц (ст. 8 Международной конвенции).

Согласно Международной конвенции государства-участники обязаны оказывать друг другу максимальную помощь при проведении уголовного расследования, уголовного преследования или в связи с процедурами выдачи в связи с совершением преступлений, указанных в ст. 2 Международной конвенции, включая содействие в получении имеющихся у них доказательств, необходимых для судебного разбирательства. При этом ссылки на банковскую тайну не могут быть основанием для отклонения просьбы о взаимной правовой помощи. В то же время взаимная правовая помощь обусловлена некоторыми формально-правовыми обязательствами государств, применяемыми в ходе уголовно-процессуального производства. Так, запрашивающая сторона не вправе передавать и использовать информацию или доказательства, представленные запрашиваемой стороной, для проведения расследований, уголовного преследования или судебного разбирательства, иные, чем те, которые указаны в просьбе, без предварительного согласия на это запрашиваемой стороны (ст. 12 Международной конвенции).

Необходимо заметить, что процедура реализации предусмотренных в Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма положений могла бы быть урегулирована более подробно, в особенности в части, касающейся обеспечения прав человека.

Итак, в основе международного сотрудничества по предотвращению легализации денег, нажитых преступным путем, и в борьбе с финансированием терроризма лежат международные договоры и правовые нормы, установленные в национальном законодательстве. Для их реализации созданы специальные внутригосударственные и межгосударственные институты, основной задачей которых является получение, обобщение и анализ информации о движении финансовых ресурсов в любых формах, любыми способами на региональном, межрегиональном, межгосударственном и международном уровнях. Цель столь масштабного контроля за денежными потоками, как представляется, не должна быть ограничена лишь противодействием легализации преступных доходов или борьбой с финансированием международного терроризма. Имеющиеся межгосударственные и внутригосударственные возможности следовало бы направить на создание и использование специальных банковских методов пресечения и других особо тяжких преступлений не только международного, но и внутреннего характера (например, похищение людей с последующим требованием выкупа, незаконная торговля оружием, наркоторговля и пр.).

Международное сотрудничество, так же как усилия отдельных государств, в борьбе с терроризмом и иными антиобщественными явлениями современного мира - объективная необходимость, но из этого вовсе не может и не должно следовать, что ради борьбы с одним негативным явлением можно допускать другие - нарушения прав человека по подозрению. Поэтому национальное законодательство государств и заключаемые ими международные правовые акты должны обеспечить неукоснительное соблюдение прав и законных интересов лиц, подозреваемых (обвиняемых) в легализации денег, нажитых преступным путем, или финансировании международного терроризма. Для этого должны быть созданы не только внутренние, но и международно-правовые режимы и процессуальные гарантии, основанные на праве на судебную защиту и обеспечивающие права подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного. Преступления в денежно-кредитной сфере, в том числе связанные с финансированием терроризма, а также дела о возмещении вреда, причиненного в результате террористической акции, должны рассматриваться с соблюдением всех правил судопроизводства.

Что касается организаций, то согласно ст. 25 Федерального закона от 25 июля 1998 г. "О борьбе с терроризмом" организация признается террористической и подлежит ликвидации на основании решения суда. При ликвидации организации, признанной террористической, принадлежащее ей имущество конфискуется и обращается в доход государства. В случае признания судом РФ международной организации (ее отделения, филиала, представительства), зарегистрированной за пределами Российской Федерации, террористической, запрещается деятельность данной организации на территории России, ее российское отделение (филиал, представительство) ликвидируется, а принадлежащее ему имущество и имущество указанной международной организации, находящиеся на территории Российской Федерации, конфискуются и обращаются в доход государства. Заявление о привлечении организации к ответственности за террористическую деятельность направляется в суд Генеральным прокурором РФ или подчиненными ему прокурорами.

Согласно ст. 6 Федерального закона от 7 августа 2001 г. "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" основаниями для включения организации или физического лица в перечень лиц, в отношении которых имеются сведения об их участии в экстремистской деятельности, являются:

вступившее в законную силу решение суда Российской Федерации о ликвидации или запрете деятельности организации в связи с осуществлением ею экстремистской деятельности;

вступивший в законную силу приговор суда Российской Федерации о признании физического лица виновным в совершении преступления террористического характера;

решение Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненного ему прокурора о приостановлении деятельности организации в связи с его обращением в суд с заявлением о привлечении организации к ответственности за террористическую деятельность;

постановление следователя или прокурора о возбуждении уголовного дела в отношении лица, совершившего преступление террористического характера;

составляемые международными организациями, осуществляющими борьбу с терроризмом, или уполномоченными ими органами и признанные Российской Федерацией перечни организаций и физических лиц, связанных с террористическими организациями или террористами;

признаваемые в Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации и федеральными законами приговоры (решения) судов и решения иных компетентных органов иностранных государств в отношении организаций или физических лиц, осуществляющих террористическую деятельность.

Порядок определения и доведения до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, перечня таких организаций и лиц устанавливается Правительством Российской Федерации. В соответствии со ст. 6 Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" Правительство России утвердило Положение о порядке определения перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их участии в экстремистской деятельности, и доведения этого перечня до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом» (Постановление Правительства РФ от 18 января 2003 г. № 27). Согласно упомянутому Положению Федеральная служба по финансовому мониторингу составляет и вносит изменения и дополнения в перечень на основании сведений о:

а) вступивших в законную силу решениях судов Российской Федерации о ликвидации или запрете деятельности организации в связи с осуществлением ею экстремистской деятельности, а также об отмене (изменении) этих решений;

б) вступивших в законную силу приговорах судов Российской Федерации о признании физического лица виновным в совершении преступления террористического характера, а также об отмене (изменении) этих приговоров (имеются в виду преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 206, 208, 211, 277, 360 Уголовного кодекса Российской Федерации);

в) принятых Генеральным прокурором Российской Федерации или подчиненными ему прокурорами решениях о приостановлении деятельности организации в связи с их обращениями в суд с заявлением о привлечении этой организации к ответственности за террористическую деятельность, а также об утрате этими решениями силы;

г) вынесенных следователями постановлениях о возбуждении уголовного дела в отношении лиц, совершивших преступления террористического характера, а также о прекращении этих уголовных дел (имеются в виду преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 206, 208, 211, 277, 360 Уголовного кодекса Российской Федерации);

д) составленных международными организациями, осуществляющими борьбу с терроризмом, или уполномоченными ими органами и признанных Российской Федерацией перечнях организаций и физических лиц, связанных с террористическими организациями или террористами, а также об изменениях и дополнениях, внесенных в эти перечни;

е) признаваемых в Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации и законодательством Российской Федерации решениях (приговорах) судов и иных компетентных органов иностранных государств в отношении организаций или физических лиц, осуществляющих террористическую деятельность, а также об отмене (изменении) этих решений (приговоров).

Вышеприведенные сведения, предусмотренные представляются в ФСФМ России Генеральной прокуратурой Российской Федерации и Следственным комитетом при прокуратуре Российской Федерации в порядке, согласованном с ними, Министерством юстиции Российской Федерации и Министерством иностранных дел Российской Федерации - в соответствии с Положением о предоставлении информации и документов Федеральной службе по финансовому мониторингу органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 июня 2002 г. № 425.

Кроме того, для идентификации организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их участии в экстремистской деятельности, в ФСФМ России кроме приведенных выше сведений, должна быть представлена следующая информация (если имеется):

для организаций - наименование, идентификационный номер налогоплательщика, регистрационный номер, место регистрации и адрес фактического места нахождения, идентификационные данные учредителей и/или руководителей организации;

для физических лиц - данные паспорта или другого документа, удостоверяющего личность, адрес места жительства или места пребывания.

Банковская система любого государства не может функционировать лишь в национальных рамках. Через национальную банковскую систему клиенты кредитных организаций и сами кредитные организации имеют возможность участвовать в международном разделении труда, осуществлять международные расчетные и иные банковские операции и сделки. При таких обстоятельствах организация и функционирование банковской системы, конечно же, обусловлены международными политическими, экономическими и юридическими обязательствами, принятыми на себя Россией и многими другими государствами.

Современная национальная банковская система любого государства вряд ли способна функционировать вне единой мировой денежно-кредитной системы и единых общемировых банковских связей. Сложившаяся после Второй мировой войны и принятая всеми государствами международная валютно-финансовая система с долларом США в качестве мировой валюты тоже основана не только на экономике, но и на политических соглашениях наиболее развитых государств мира (например, Бреттон-Вудские и Ямайские соглашения).

Чтобы обеспечить сбалансированное развитие своей экономики, России потребуется активизировать собственные позиции на международном денежно-кредитном рынке и одновременно упрочить национальный суверенитет и защитить национальные интересы в сфере государственного денежно-кредитного регулирования.

 
< Пред.

Свежие публикации