Сейчас Вы здесь:Главная arrow Статьи arrow Правовые проблемы денежно-кредитного регулирования в государствах с переходной экономикой (российски arrow Я.А. Гейвандов. Этико-правовые проблемы банковской деятельности в Российской Федерации

Регулирование финансовой и банковской систем

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ И УЧЕБНО-ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ

Создан 1 декабря 2008 года проф. Я.А. Гейвандовым

"Всякому теперь кажется, что он мог бы наделать много добра на месте и в должности другого, и только не может сделать его в своей должности. Это причина всех зол. Нужно подумать теперь о том всем нам, как на своем собственном месте сделать добро" (Н.В.Гоголь).
Я.А. Гейвандов. Этико-правовые проблемы банковской деятельности в Российской Федерации Версия для печати Отправить на e-mail
проф. Я. А. Гейвандов   
пятница, 03 июля 2009
Я.А. Гейвандов. Этико-правовые проблемы банковской деятельности в Российской Федерации
(статья была написана весной-летом 2000 г. и опубликована в журнале «Государство и право». 2001. №3. С.61-68)

        Моральные и нравственные нормы являются обязательными  не только в межличностных отношениях, но и в политике, экономике, государственном строительстве. Наиболее важные, имеющие социальное значение, этические нормы включаются в законодательство и приобретают характер правовых норм. Благодаря этому они могут быть реализованы в конкретных правоотношениях, в том числе в сфере банковской деятельности. Речь идет не только об этико-правовых аспектах предпринимательской деятельности кредитных организаций, их учредителей, собственников, руководителей и служащих либо об этике потребителей банковских услуг.

С точки зрения этики взаимоотношения государства с кредитными организациями, физическими и юридическими лицами, обществом в целом по поводу денег и кредита являются не менее актуальными. При этом важнейшим нравственным требованием ко всем участникам банковских правоотношений является исполнение взятых на себя обязательств. Деятельность всевозможных некоммерческих ассоциаций, объединений, союзов кредитных организаций в банковской сфере также имеет существенное значение. Этичное поведение требуется и от них. Упомянутые некоммерческие организации вполне могли бы способствовать нравственному поведению своих учредителей – кредитных организаций и их руководителей; силой общественного мнения влиять на улучшение нравственного климата в сфере банковской деятельности, реагировать на случаи безответственного отношения кредитных организаций к исполнению обязательств перед клиентами и государством, а также реагировать на несправедливые действия государства, нарушающие права и законные интересы участников банковских правоотношений. Этика и право - взаимосвязанные и взаимообусловленные социальные явления. Практически все отрасли законодательства, в особенности связанные с обеспечением прав, свобод и законных интересов граждан, содержат те или иные нравственные нормы. Что же касается законодательных и иных нормативных правовых актов, регулирующих правоотношения в экономической, финансовой и банковской сфере, они также должны содержать наиболее актуальные нравственные требования не только к физическим лицам, но и к организациям. О нравственной деятельности можно говорить тогда, когда поступок, поведение, их мотивы поддаются оценке с позиций разграничения добра и зла, достойного и недостойного[1]. Нравственные законы задают абсолютный предел человека, ту первооснову, последнюю черту, которую нельзя переступить, не потеряв человеческого достоинства[2]. Особенно важно иметь возможность оценить с позиций нравственности деяния людей, наделенных властью, причем не обязательно властью государственной. В современном обществе существует реальная возможность влияния отдельных, формально не облеченных государственно-властными полномочиями, лиц (групп лиц) на государственную власть. От них также требуется этичное, т.е. основанное на категориях морали и нравственности, поведение. При этом нельзя уповать лишь на совесть конкретного человека. Необходимо заметить, что люди нравственные, как правило, не нуждаются в принуждении к исполнению этических норм, в т.ч. путем возведения их в разряд правовых, обязательность исполнения которых основывается на силе государственного принуждения. Они руководствуются правилами этики, выработанными человеческим обществом, добровольно.

Закрепление этических правил в правовых нормах, регулирующих особенности банковской деятельности, в большей мере необходимо для ограничения антиобщественного и стимулирования общественно-полезного поведения лиц, не склонных поступать этично по собственной доброй воле.

Вместе с тем, необходимо принимать во внимание, что нравственные идеалы в банковской сфере и в банковском законодательстве могут быть реализованы лишь в единстве с общим духом российского законодательства и правоприменительной практикой. Наивно было бы полагать, что можно добиться соблюдения этических норм в одной сфере, если при этом не только сохраняется возможность, но и наблюдается рост нарушений прав человека или иные безнравственные поступки в других сферах единого социального организма. От того насколько полно воплощаются этические нормы в общественных отношениях можно судить о нравственном потенциале общества. Причем рост деяний, не совместимых ни с моралью, ни с интересами народа может привести, в конечном счете, к разрушению общества, как единой системы[3]. В подобной ситуации общество обязано предпринимать шаги, направленные на повышение нравственных требований к своим членам, в особенности в тех сферах, где права граждан и публичные интересы наименее защищены и нарушаются чаще всего.

Банковским сообществом России предпринимались попытки придать деятельности кредитных организаций больше нравственности. Таким желанием самих банкиров можно объяснить принятый 13 мая 1992 г. под эгидой Ассоциации Российских банков Кодекс чести банкира, а также Договор кредитных организаций об обязательствах перед клиентами, одобренный Советом Ассоциации Российских банков и Советом Московского банковского союза 22 декабря 1998 г.[4]. Но этико-правовые проблемы банковской деятельности - не только проблемы профессиональной этики части банков, объединенных в ассоциацию, или отдельных банковских служащих. Этические требования и стандарты следует предъявлять к банковской деятельности в целом, ко всем ее субъектам и участникам банковских правоотношений. В связи с этим представляет интерес общее положение гражданского законодательства о том, что сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна (ст. 169 ГК РФ). Упомянутая общая этико-правовая норма имеет прямое отношение и к банковской деятельности. Ее следовало бы не просто продублировать в банковском законодательстве, а сформулировать в более развернутой форме с учетом особенностей банковской деятельности. Этические нормы, кроме того, могли бы найти свое юридическое воплощение в принципах банковского права, в порядке и правовых гарантиях банковской деятельности, которые также требуют более детального закрепления в федеральном законодательстве. Тщательно разработанные правовые принципы и правовые гарантии, опирающиеся на нравственные правила, могли бы способствовать созданию банковской системы, основанной на честности и достоинстве, ответственности и благоразумии, требовательности и справедливости. Такая система, с одной стороны, - должна исключать произвол государства, одновременно обеспечивая требуемый уровень государственного регулирования; с другой стороны, - обеспечить такие формы реализации экономической свободы кредитных организаций, предпринимателей и граждан, которые бы не нарушали прав и законных интересов других участников банковских правоотношений.

В сфере банковской деятельности, в сфере денег и денежного обращения, в сфере кредита этические нормы имеют решающее значение. Само понятие “кредит”, - ключевая категория в банковской деятельности, - означает “доверие”, “веру”, т.е. характеризует в первую очередь этическую, а затем экономическую или юридическую сущность деятельности кредитных организаций. Именно в банковской сфере большое значение приобретает репутация лица (физического и юридического), как соответствующего или несоответствующего этическим нормам (честность, порядочность, обязательность, чувство долга, ответственность, достоинство и т.п.).

Этико-правовые проблемы банковской деятельности кредитных организаций. Применительно к банковской деятельности и банковскому законодательству категории этики приобретают дополнительное звучание и значение. Если в межличностных отношениях такие категории как честность, обязательность, ответственность принято связывать в большей мере с физическими лицами, то в сфере банковской деятельности они вполне могут быть применимы и к юридическим лицам. Подобная трансформация характерна и для этической категории “долг”. Если в этике под долгом понимается отношение личности к обществу, другим людям, выражающееся, в первую очередь, в нравственной обязанности по отношению к ним, то в банковском праве к нравственной обязанности добавляется обязанность юридическая. Более того, само понятие “долг”, как категория нравственная, приобретает дополнительные имущественные (материальные) и неимущественные оттенки. Таким образом, долг, как этическая категория, приобретает в банковской сфере значение не только нравственного, но и юридического обязательства. Отношения, регулируемые банковским законодательством в значительной мере - это отношения кредитора и должника. Сторонами в банковских правоотношениях могут быть Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, государственные органы, Банк России, кредитные организации, а также физические или юридические лица, взявшие на себя определенные, как правило, денежные, либо связанные с ними, обязательства в интересах друг друга, либо третьих лиц. Например, кредитные, заемные, вкладные, расчетные операции банка и его клиента, межбанковские расчеты, по существу являются обязательствами (долгом), которые принимает на себя кредитная организация в отношении своих клиентов. Клиент кредитной организации также берет на себя определенные обязательства (хранить на счете деньги, соблюдать установленные правила, исполнять обязанности по банковскому кредиту и т.п.), обусловленные законодательством и соответствующим договором. Следовательно, долг, доверие, ответственность, как категории этики, являются основой банковской деятельности и банковского законодательства. Можно ли в таком случае утверждать, что законодательство и реальная банковская практика в современной России соответствуют упомянутым категориям этики? С учетом накопленного негативного опыта банковской деятельности, вряд ли. Например, не могут признаваться этичными действия руководителей и учредителей кредитных организаций-должников, если они уклоняются от ответственности по обязательствам учрежденных или руководимых ими кредитных организаций. В особенности, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имели право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имели возможность определять его действия. Не случайно федеральным законодательством предусматривается возможность возложения на таких лиц субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица в случае недостаточности его собственного имущества для погашения долгов (ст. 56 ГК РФ). Однако эффективность упомянутой гражданско-правовой нормы в банковской практике крайне низка. Об этом свидетельствуют не только примеры реальной жизни, но и анализ Федерального закона от 8 июля 1999 г. "О реструктуризации кредитных организаций" на основе которого требования ст. 56 ГК РФ воплощаются в банковской сфере. Статья 13 этого закона вопреки ст. 56 ГК РФ произвольно сужает круг лиц, несущих субсидиарную ответственность за деятельность кредитной организации, и упоминает лишь учредителей (участников) кредитных организаций, имевших право давать обязательные для кредитной организации указания или имевших возможность иным образом определять ее действия. При этом другие лица, указанные в ст. 56 ГК РФ не упоминаются вовсе.

При нарушении своих обязательств, уклонении от возвращения долгов любое лицо не только в этическом, но и в юридическом смысле теряет свою репутацию. Эта этическая характеристика личности применительно к банковской деятельности также приобретает юридическое значение. Например, ст. 19 ГК РФ упоминает о деловой репутации гражданина, а ст. 152 ГК РФ о деловой репутации юридического лица. Более того, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" от 18 августа 1992 г. N 11  деловая репутация юридических лиц признается одним из условий их успешной деятельности[5]. Помимо деловой репутации, лица, желающие заниматься предпринимательством в денежно-кредитной сфере должны соответствовать таким нравственным требованиям, как достоинство, доброе имя, честь, честность, чувство долга. Лишь при соответствии лица упомянутым выше требованиям можно вести речь о его годности к работе, связанной с получением прибыли от использования денежных средств, принадлежащих другим лицам. Однако банковское законодательство России не предъявляет какие-либо этико-правовые стандарты к личности учредителей (крупных акционеров) кредитных организаций, их руководителям, банковским служащим и самим кредитным организациям. Соответствие кого-либо этическим стандартам банковской деятельности предполагает такое поведение в прошлом и в настоящем, которое позволяет характеризовать лицо, как заслуживающее доверия со стороны государства и общества, а также со стороны собственников кредитных организаций и их клиентов. Только достойный и честный человек может руководить организацией, основой предпринимательской деятельности которой является привлечение и использование по своему разумению чужих денежных средств (физические лица, юридические лица, государство).

В законодательстве многих зарубежных стран, а также в международной банковской практике в качестве стандартов (требований) к банковской деятельности упоминается термин “prudential” (расчетливость и благоразумие)[6]. Деятельность лиц, осуществляющих банковскую деятельность должна быть расчетливой (разумной и осторожной) не только для достижения их личных интересов и благ. Кредитные организации и их служащие также должны способствовать приобретению благ клиентами кредитных организаций и обеспечению их интересов. Подобного рода этические требования к кредитным организациям, к иным лицам, оказывающим финансовые услуги, в законодательстве России не устанавливаются.

Федеральное законодательство и нормативные акты Банка России предъявляют лишь некоторые специальные требования к руководителям исполнительных органов и (или) главным бухгалтерам кредитных организаций (ст. 16 Федерального закона “О банках и банковской деятельности”), к руководителям службы внутреннего контроля кредитной организации и сотрудникам этой службы, а также к руководителям временной администрации и арбитражным управляющим[7]. Однако упомянутые правила являются не столько требованиями к нравственным качествам, сколько ограничениями формально-юридического характера. Что же касается особых квалификационных требований к иным сотрудникам кредитных организаций, причастным к банковским операциям со средствами клиентов, то они в действующем законодательстве вовсе отсутствуют.

Между тем, государство, требуя от юридических лиц и индивидуальных предпринимателей открытия банковских счетов в кредитных организациях и осуществления платежей и расчетов в безналичном порядке, обязано создать соответствующие этико-правовые нормы, ограждающие потребителей банковских услуг от передачи собственных денег недостойным лицам, имеющим плохую репутацию, и в нравственном плане не имеющим права заниматься банковской деятельностью. Почему доведя до несостоятельности (банкротства) или кризиса один банк его руководители могут перейти на должности, связанные с управлением другой кредитной организацией, порой созданной на обломках старой, и вновь получить право распоряжаться деньгами клиентов? Очевидно, этот вопрос следует адресовать законодателям. Было бы полезно включить в банковское законодательство специальные этико-правовые квалификационные требования (стандарты) для служащих кредитных организаций. Речь идет о нормах, ограничивающих право заниматься банковской деятельностью или руководить кредитными организациями в отношении лиц, репутация которых позволяет усомниться в наличии у них качеств достаточных для получения права распоряжаться деньгами клиентов. Давно назрела необходимость создать и использовать в практике государственного регулирования банковской деятельности информационный банк данных о руководителях кредитных организаций, по вине которых клиентам кредитных организаций причинен ущерб. При назначении на соответствующие должности в кредитные организации их собственники и государственные регулирующие органы обязаны учитывать репутацию претендентов. Например, вряд ли могут быть повторно назначены на руководящую или иную должность в кредитной организации лица, способствовавшие систематическому нарушению кредитными организациями своих обязательств перед клиентами, собственниками и государством, либо лица, своими действиями способствовавшие наступлению несостоятельности (банкротства) кредитной организации. Такой подход не исключает, а предполагает возможность обращения заинтересованных лиц в суды. Более того, решение об ограничении права заниматься предпринимательской деятельностью в банковской сфере и сроках такого ограничения, также могло бы приниматься судом при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве), если соответствующие дополнения будут внесены в действующее законодательство.

Отсутствие в банковском законодательстве России элементарных этико-правовых стандартов привело к тому, что в банковской системе России нарушения юридических и этических норм стали обычным явлением банковской практики. Так, в трети банков, проверенных Банком России, были обнаружены нарушения при совершении депозитных операций. Чрезмерно завышались начисляемые проценты и создавались другие особо благоприятные условия по депозитам инсайдеров. Некоторыми кредитными организациями применялись льготные проценты в размере 160% годовых с ежедневным начислением процентов и их капитализацией, "бизнес-вклады" под 1200% годовых с ежемесячной выплатой процентов для работников банков. Сотрудниками кредитных организаций допускались нарушения этических норм, установленных на организованных рынках финансовых инструментов (ценных бумаг, иных фондовых ценностей, иностранной валюты, драгоценных металлов), способствовавшие росту операционных рисков и т.п. Эти и другие факты, по мнению Банка России, свидетельствуют о фактически легальном хищении средств в кредитных организациях и представляют серьезную этическую проблему. Поскольку использование таких методов наносит ущерб финансовому положению и престижу банка, подрывает авторитет банка в банковском сообществе и авторитет банковской системы в целом, такого рода материалы должны, по мнению Банка России, доводиться до сведения общего собрания акционеров[8].

Итак, банковское законодательство не может не учитывать, что для кредитных организаций и их сотрудников важны не только профессионализм, но и безупречное, с точки зрения нравственных норм, поведение, авторитет и репутация. Особенно, в части касающейся выполнения взятых обязательств, ответственного отношения к доверенному кредитным организациям имуществу клиентов, честности, чувства долга. Конечно, федеральное законодательство содержит некоторые положения этико-правового содержания, однако они не имеют системного характера и, в конечном итоге, их практическая эффективность значительно снижается. Так, исходя из нравственных категорий ответственности Банка России и кредитной организации перед своими клиентами в законодательстве вполне обоснованно сформулирован принцип банковской тайны (ст. 26 Федерального закона “О банках и банковской деятельности”), являющийся одним из ключевых принципов банковского права. Однако, наряду с этим, правила этики требуют, чтобы реализация принципа банковской тайны в отношении одних лиц, не нарушала и не ограничивала прав и законных интересов других лиц, вступающих в правовые отношения с кредитными организациями и их клиентами. Проще говоря, защищая на основании принципа банковской тайны права своего клиента, Банк России или кредитная организация не должны отказывать другому лицу в его праве на защиту собственных законных интересов. Речь, в частности, идет о трудностях, с которыми сталкиваются граждане и юридические лица в процессе судебного рассмотрения и исполнения судебных решений по делам о банковских и гражданских правонарушениях, связанных с денежными средствами.

Постепенное понимание необходимости обеспечить баланс публичных и частных интересов в банковской деятельности и их соответствие нравственным целям, способствовало тому, что международное сообщество все активнее привлекает кредитные организации к работе по предотвращению легализации денежных средств, полученных преступным путем (незаконный оборот наркотиков, незаконная торговля оружием, похищение людей с требованием выкупа). Упомянутое направление является, по существу, публично-правовой деятельностью, реализуемой кредитными организации в процессе гражданских правоотношений с клиентами. В этом, в частности проявляется особый этический и юридический феномен банковского права, которое отличается сближением, а порою объединением в единое целое, публичных и частноправовых начал в процессе банковской деятельности.

Этика государственного регулирования банковской деятельности. В формировании здорового нравственного климата в денежно-кредитной сфере решающая роль принадлежит государству, государственным органам и государственным должностным лицам. Поэтому усиление этических начал в государственной денежно-кредитной политике явилось бы серьезной гарантией эффективности банковской деятельности и устойчивости банковской системы в России. Не оценив сложившуюся в денежно-кредитной сфере РФ ситуацию, не определив целей предполагаемых преобразований и используемых при этом методов, государство вряд ли сможет верно, сформулировать стратегию своей денежно-кредитной политики, принять справедливые решения по поводу реструктуризации банковской системы, ее будущего устройства.

Соответствие правовых норм банковского законодательства этическим требованиям может быть обеспечено: а) созданием законотворческой процедуры высокого качества и скрупулезным ее соблюдением; б) созданием взаимосогласованных правовых норм, основанных на законности и категориях нравственности и их неукоснительном исполнении всеми и повсеместно. Нравственность государственного регулирования банковской деятельности, в первую очередь, выражается в исполнении особой конституционной процедуры, принятия законодательных актов по вопросам финансового, валютного, кредитного регулирования, денежной эмиссии (ст. 106 Конституции РФ). Речь идет об обязательном рассмотрении Советом Федерации РФ такого рода законодательных актов, принятых Государственной Думой РФ. Принятый Государственной Думой закон, по вопросам упомянутым в ст. 106 Конституции РФ, не подлежит подписанию Главой государства, если он не рассматривался Советом Федерации Российской Федерации или его рассмотрение не завершилось одобрением либо отклонением[9].

Правовой гарантией законности и справедливости управленческой деятельности в банковской сфере явился бы тщательно закрепленный в законодательстве порядок государственного регулирования банковской деятельности. Например, стоит подумать о создании правовых норм, ограничивающих возможность проявления субъективизма служащих Банка России и других государственных органов при принятии юридически значимых решений в банковской сфере. Действующее банковское законодательство предусматривает некоторые ограничения (ст. 90 и 91 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)”), однако они распространяются не на всех сотрудников Банка России, участвующих в принятии юридически и экономически значимых для банковской системы решений, а лишь на тех, перечень которых утвержден Советом Директоров Банка России. Что же касается государственных служащих других государственных органов, то в отношении них каких-либо ограничивающих норм в банковском законодательстве вообще не предусматривается.

Банковские законодательные акты не могут быть нацелены только на обеспечение предпринимательских или иных частных интересов, либо только на защиту интересов государства и его органов. Частные, общественные и государственные интересы в банковской сфере в равной степени должны признаваться высшей ценностью и равным образом защищаться федеральным банковским законодательством. При этом государственные органы не могут игнорировать объективные нравственные законы и принимать банковские правовые нормы, противоречащие законам этики. Это может привести к возведению безнравственного поведения в разряд правомерного и поощряемого государством.

Стоит подумать о совершенствовании положений ст. 845 ГК РФ позволяющих банкам без ограничений распоряжаться по своему усмотрению любыми, имеющимися на банковских счетах клиентов денежными средствами. Необходимо силой правовых норм обеспечить целевое, в соответствии с их назначением, использование кредитными организациями денежных средств клиентов. Следует различать текущие денежные средства клиентов на банковских счетах и денежные средства клиентов во вкладах (депозитах), поскольку и те и другие передаются клиентами в банки с различными целями. Если денежные средства размещаются на текущих (расчетных) банковских счетах для обеспечения платежей и расчетов по обязательствам клиентов и их партнеров, то возможности кредитных организаций размещать упомянутые средства от своего имени и за свой счет по сравнению с депозитами должны быть ограничены.

Требуют уточнения правовые нормы, регулирующие отношения по поводу открытия и использования корреспондентских счетов. Единый гражданско-правовой режим, установленный действующим законодательством, для всех без исключения видов корреспондентских счетов, как представляется, не учитывает все особенности правоотношений, возникающих при их использовании[10]. Например, хранящиеся на корреспондентском счете денежные средства, признаются принадлежащими кредитной организации, и могут быть по решению суда или в безакцептном порядке списаны с корреспондентского счета кредитной организации в качестве санкции за допущенные ею нарушения. Между тем, в реальности, на корреспондентском счете могут находиться не только деньги кредитных организаций, но и деньги клиентов, кредиторов, государства, которые вовсе не обязаны расплачиваться собственными средствами за нарушения кредитных организаций[11]. В правовых нормах было бы полезно более подробно закрепить особенности счетов, открываемых в кредитных организациях и в Банке России, а также особенности банковских счетов различных организаций (бюджетные и внебюджетные, коммерческие и некоммерческие)[12].

Регулируя денежно-кредитные отношения, государство обязано поддерживать такие условия размещения свободных государственных денежных средств, которые бы обеспечили их использование в интересах всего общества, а не отдельных его представителей. В этом плане заслуживает внимания позиция Правительства г. Москвы, которое в одном из своих постановлений установило, что “средства налогоплательщиков по социально-экономическим и этическим соображениям не должны служить источником доходов коммерческих банков”[13]. Однако, имея в федеральной собственности Банк России и более половины акций нескольких крупнейших кредитных организаций, государство по-прежнему хранит значительную часть денег налогоплательщиков в частных банках. Чем, кстати, нарушает положения ст. 23 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)”. Вряд ли какой-либо собственник, располагая собственными банками, станет хранить свои денежные средства в других банках и кредитовать другого собственника, если только это не связано с серьезными политическими и экономическими проблемами, либо с благотворительностью.

Одной из важнейших политических, юридических и нравственных задач государства в банковской сфере является осуществление мер, обеспечивающих устойчивость национальной валюты - рубля. Такие меры связываются, как правило, лишь с деятельностью Банка России на валютном рынке. В то же время, на устойчивость национальной валюты оказывает влияние политика иных федеральных органов государственной власти и деятельность коммерческих организаций. Например, в качестве одного из направлений укрепления устойчивости национальной валюты федеральным органам государственной власти достаточно обеспечить реализацию на практике закрепленного в федеральном законодательстве правила об осуществлении расчетов на территории России в рублях. Это означает, что за поставляемые из России товары и услуги естественных монополий, иных коммерческих организаций топливно-энергетического комплекса и т.п. зарубежные покупатели должны рассчитываться в национальной валюте России и на ее территории. Такой вывод опирается на Конституцию РФ (ст.75) и федеральное законодательство (ст. 140, глава 46 ГК РФ, ст. 82 Федерального закона «О Центральном банке РФ (Банке России)») и не исключает, а предполагает сохранение и развитие внутреннего и внешнего рынка валютнообменных операций. Несомненно, можно найти массу аргументов для сохранения существующего порядка, позволяющего выполнять платежно-расчетные операции за поставленные из России сырье и иные товары на территории иностранных государств и в иностранной валюте, часть которой российский резидент может использовать по собственному усмотрению с зарубежных счетов (например, для погашения долгов). Но решение коммерческих проблем частных или основанных на смешанной форме собственности юридических лиц, занятых в не самых убыточных сферах предпринимательской деятельности, за счет государства и общества выглядит, по меньшей мере, безнравственно.

С точки зрения этики государственного регулирования значительный интерес представляют проблемы обеспечения государством прав граждан в банковской сфере[14]. Например, до настоящего времени не решен вопрос возмещения вкладов граждан, утративших свои сбережения в Сберегательном банке в результате государственных решений в 1991-1992 г.г. Причем в тот период Сбербанк был банком государственным. Что сделало государство? Оно акционировало Сбербанк России, который был банкротом и должником всего народа, сохранив за собой контрольный пакет акций. Оставшаяся часть акций Сбербанка России была реализована. При этом ни до, ни после акционирования, ни Сбербанк России, ни его собственник - государство не подумали рассчитаться с основными своими кредиторами - гражданами России. Как следовало поступить государству в тот, прямо скажем, сложный период? Проблему вкладчиков Сбербанка можно было попытаться решить путем передачи им безвозмездно акций этого банка в размере эквивалентном сумме утраченного вклада. Существовали и другие варианты. Например, учитывая, что Сбербанк России был государственным банком, можно было бы организовать использование обманутыми вкладчиками своих утраченных по вине государства вкладов, как форму освобождения от налогов на сумму потерянного вклада. Могли бы быть разработаны иные механизмы. Как в этой ситуации поступило государство? Оно ограничилось формальным принятием законодательных актов, которые в полном объеме в отношении всех граждан России не действуют. Вклады компенсируются лишь наиболее престарелым гражданам в размерах строго ограниченных и абсолютно не эквивалентных реальной стоимости этих вкладов в момент их обесценения[15]. Между тем, из содержания Конституции РФ следует, что все граждане равны перед законом, а государство обязано гарантировать равенство имущественных прав независимо от возраста человека. Не менее яркие примеры неэтичного отношения государства к своим обязательствам явили август 1998 г. и предшествующие годы создания финансовых пирамид, а также результаты функционирования рынка государственных ценных бумаг[16]. Среди причин, породивших кризисные явления лета 1998 г. помимо экономических и юридических[17], несомненно, существовали причины этического свойства.

На позициях нравственности должна быть основана и государственная политика в отношении денежных средств, сберегаемых гражданами в иностранной валюте. Следует исключить любые административные решения, провоцирующие насильственное изъятие иностранной валюты у граждан или ее изъятие на условиях им невыгодных (ограничение права граждан на вывоз иностранной валюты за пределы России, права свободной продажи через обменные пункты и т.п.). Необходимо разработать механизм добровольного, а не добровольно-принудительного включения хранящейся у граждан иностранной валюты в легальный экономический оборот. Например, можно рассмотреть возможность предоставления государством услуг и продажи товаров гражданам (через соответствующие государственные организации) за иностранную валюту, с последующим ее зачислением на специальные счета Правительства РФ. Поступившую таким образом иностранную валюту Правительство РФ могло бы продавать Банку России за рубли по рыночному курсу, зачислять в федеральные золотовалютные резервные фонды в Банке России, погашать долги либо использовать иным образом.

Целесообразно создать систему экономических, организационных, правовых и информационных гарантий, способных помочь гражданам и юридическим лицам преодолеть выработанный за годы реформ синдром приобретения и хранения иностранной валюты “впрок”. Государству следовало бы создать адаптированные для большинства населения информационные условия, позволяющие гражданам получить реальную информацию и самостоятельно оценить характер и степень существующих рисков при использовании иностранной валюты для сбережения собственных денежных средств. Граждане должны иметь возможность свободно выбирать тот или иной вариант поведения и, соответственно, нести личную ответственность за сделанный выбор в отношения формы сбережения собственных денежных средств. Для этого государство обязано информировать граждан о существующих экономических, политических, страновых, юридических и иных рисках для валютных сбережений. Примеры, свидетельствующие о необходимости приведения государственной политики в банковской сфере в соответствие с этическими нормами могут быть продолжены. Но главный вывод состоит в том, что государство не меньше других участников банковских правоотношений и субъектов банковской деятельности заинтересовано, чтобы государственная денежно-кредитная политика была основана на нормах нравственности. Суть нравственной позиции государства в банковской сфере выражается, прежде всего: в создании качественных правовых норм, регулирующих порядок функционирования денежно-кредитной сферы; в неуклонном и качественном исполнении своих суверенных полномочий в сфере регулирования и надзора за функционированием денежно-кредитной сферы; в создании системы организационных и правовых гарантий, способных обеспечить защиту интересов потребителей банковских и иных финансовых услуг.

Однако нравственный климат в банковской сфере определяется не только позицией государства, кредитных организаций и банковских служащих. Эффективность банковской деятельности во многом зависит от нравственных качеств самих потребителей банковских услуг. Поэтому нравственные требования следовало бы предъявлять не только к деятельности государства и кредитных организаций, но и к клиентам кредитных организаций. Так, трудно вообразить возможность предоставления банковского кредита нечестному, необязательному человеку или юридическому лицу с плохой репутацией. Не случайно в последнее время в России заговорили о необходимости ведения кредитных историй юридических и физических лиц. В этом смысле нравственные качества проявляются уже не в деятельности государства или кредитной организации, а в конкретных действиях человека или юридического лица, пользующегося банковскими услугами.

Таким образом, в банковской сфере, как и в любой другой сфере деятельности людей, значение приобретает не то “что”, думает то или иное лицо, а “как” это лицо действует, какие поступки им совершаются, соответствуют ли они правовым нормам, нормам морали и нравственности. Но в отличие от других видов предпринимательства, прибыль от коммерческой деятельности в денежно-кредитной сфере достигается путем привлечения и использования денежных средств граждан, юридических лиц, государства и муниципальных образований, т.е. клиентов. В таких условиях законодательство не может ограничиваться лишь закреплением экономических или юридических стандартов банковской деятельности. Оно обязано защищать интересы потребителей не только банковских, но и иных видов услуг в денежно-кредитной сфере, а также интересы предпринимателей и публичные интересы, предъявляя особые морально-нравственные требования к субъектам банковской деятельности, собственникам кредитных организаций, банковским руководителям, служащим и их клиентам. Но, в первую очередь, государство обязано обеспечить этичность собственной деятельности и высокий уровень нравственности своих служащих.



[1] Кобликов А.С. Юридическая этика. Учебник для вузов. - М.: Изд. Гр-па НОРМА - Инфра-М, 1999. - С. 5-6.

[2] Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика: Учебник. - М.: Гардарика, 1998. - С. 142-143.

[3] См.: Гумилев Л.Н. От Руси до России: очерки этнической истории. - М.: “Сворог и К”, 2000. - С. 114.

[4] См.: Банковское право. - № 3. - 1999 г.

[5] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. N 46 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации" //Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1999, N 11.

[6] Причем в России в официальных документах термин “пруденциальный” используется лишь как синоним банковского надзора, при этом истинное (этическое) его значение не упоминается.

[7] Раздел 4 Положения "Об организации внутреннего контроля в банках", введенного Приказом Банка России от 28 августа 1997 № 02-372 //Вестник Банка России от 2 сентября 1997 г., N 56-57; Положение Банка России от 21 июля 1999 г. N 83-П "О порядке выдачи и аннулирования Банком России аттестатов руководителя временной администрации по управлению кредитной организацией и арбитражного управляющего при банкротстве кредитной организации"//Вестник Банка России от 23 июля 1999 г., N 44.

[8] См. например: Письмо Банка России от 16 мая 1996 г. N 25-1-534 "О нарушениях коммерческих банков в области депозитных операций" //см. информационно-правовая система “Гарант”; Приказ Банка России от 2 июля 1997 г. N 02-287 "Об утверждении инструкции "О порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями РФ" //Вестник Банка России N 43 от 8 июля 1997 г.

[9] Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1995 г. N 1-П "По делу о толковании части 4 статьи 105 и статьи 106 Конституции Российской Федерации" //Российская газета от 29 марта 1995 г.

[10] Более подробно об этом см.: Гейвандов Я.А. Центральный банк РФ: юридический статус, организация, функции, полномочия. – М.: Изд-во Моск. Независ. Инст. Межд-го права, 1997. – С. 147-150; Гейвандов Я.А. Правовые проблемы банковского регулирования // Банковское право. - 2000. - № 2.

[11] Такому положению также способствуют и некоторые нормы арбитражно-процессуального законодательства, законодательства об исполнительном производстве.

[12] См. например: Гейвандов Я.А. Организации, обеспечивающие вооруженную защиту РФ (некоторые аспекты соотношения публично-правового содержания и организационно-правовой формы) //Государство и право. – 1999. - №2.

[13] Постановление от 19 сентября 1995 г. N 782 "О Московской городской программе "Жилище""// Вестник Мэрии Москвы. - 1995. - N 19.

[14] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 31 мая 1993 г. "По делу о проверке конституционности Закона РСФСР от 24 октября 1991 г. "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР" и постановления Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. "О порядке введения в действие Закона РСФСР "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР", постановления девятого (внеочередного) Съезда народных депутатов РФ от 27 марта 1993 г. "О компенсации и восстановлении сбережений граждан РФ", Указ Президента РФ от 28 марта 1993 года "О защите сбережений граждан Российской Федерации"// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ от 22 июля 1993 г. - N 29. - Ст. 1142.

[15] См.: Указ Президента РФ от 16 мая 1996 г. N 733 "О мерах по предварительной компенсации вкладов отдельных категорий граждан Российской Федерации в Сберегательном банке РФ, обесценившихся в 1992-1995 годах" //Российская газета от 18 мая 1996 г.; Постановление Правительства РФ от 20 мая 1999 г. N 553 "О Порядке проведения в 1999 году предварительной компенсации вкладов отдельных категорий граждан Российской Федерации в Сберегательном банке Российской Федерации по состоянию на 20 июня 1991 г. по гарантированным сбережениям граждан, определенным Федеральным законом "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации"// Российская газета от 25 мая 1999 г.

[16] Совместное заявление Правительства РФ и ЦБР от 17 августа 1998 г. "О политике валютного курса"// Вестник Банка России от 27 августа 1998. - N 60; Заявление Правительства РФ и ЦБР от 17 августа 1998 г.// Российская газета от 18 августа 1998 г.

[17] Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 4 сентября 1998 г. N 403-СФ "О социально-экономической ситуации в стране" //Собрание законодательства Российской Федерации от 14 сентября 1998 г., N 37, ст. 4564.

 
< Пред.   След. >

Свежие публикации