Сейчас Вы здесь:Главная arrow Статьи arrow Правовые проблемы денежно-кредитного регулирования в государствах с переходной экономикой (российски arrow Я.А.Гейвандов.Некоторые аспекты совершенствования управления денежно-кредитной сферой в РФ

Регулирование финансовой и банковской систем

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ И УЧЕБНО-ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ

Создан 1 декабря 2008 года проф. Я.А. Гейвандовым

"Всякому теперь кажется, что он мог бы наделать много добра на месте и в должности другого, и только не может сделать его в своей должности. Это причина всех зол. Нужно подумать теперь о том всем нам, как на своем собственном месте сделать добро" (Н.В.Гоголь).
Я.А.Гейвандов.Некоторые аспекты совершенствования управления денежно-кредитной сферой в РФ Версия для печати Отправить на e-mail
проф. Я. А. Гейвандов   
понедельник, 06 июля 2009
Я.А. Гейвандов. Некоторые организационные и правовые аспекты совершенствования государственного управления денежно-кредитной сферой в Российской Федерации
(статья была написана осенью 1998 г. как реакция на кризис, проявившийся в августе 1998 г., и опубликована в журнале «Банковское право». – 1999. - № 1-2. с 32-37).

О проблемах в денежно-кредитной системе и необходимости совершенствования банковской деятельности в Рос­сийской Федерации написано много. Однако единой концепции согласованных действий, направленных на совершенствование государственного регулирования упомянутой сферы общественных отношений, до настоящего времени не существует. Необходимо сформулировать перспективы раз­вития денежно-кредитной системы РФ (включая банковскую) и механизма государственного управления ею. При этом нельзя игнорировать накопленный за последние десять лет негативный опыт, т.к. теперь общество знает, какой банковс­кая система быть не должна. Только с учетом приобретенно­го за последние годы негативного опыта государство может выстраивать контуры новой банковской системы страны, нацеленной не только на получение прибыли, но и на создание предпосылок для роста конкретных сегментов отечествен­ной экономики. Для создания такой банковской системы целесообразно решить: сохраняет ли государство за собой исключительное суверенное право на регулирование денежно-кредитной системы, включая банковскую, или эта часть экономики будет саморегулирующейся, самооргани­зующейся и самонастраивающейся, как предлагали и пред­лагают некоторые представители банковского сообщества. Полагаем, что государство не может отказаться от своих су­веренных прав влиять во всех присущих ему формах на де­нежно-кредитную систему, обеспечивая тем самым ее функционирование и развитие в интересах всего общества. Важ­ной составляющей регулирующего воздействия государства на денежно-кредитную систему является законотворческая деятельность. Вместе с тем, до настоящего времени ряд важ­нейших проблем, без решения которых невозможно эффек­тивное функционирование денежно-кредитной системы, не только не закреплены в законодательстве, но достаточно слабо исследованы на теоретическом уровне. Это касается содержания самой "денежно-кредитной системы", "государ­ственной денежно-кредитной политики", правовых аспектов "банковской деятельности", о также юридического содержа­ния таких экономических явлений, как "деньги" и "денежная эмиссия".

В данной работе предпринята попытка с учетом реальностей современной экономики и современного законода­тельства осветить некоторые аспекты влияния таких многогранных явлений, как деньги и их эмиссия на государственное управление экономикой страны. Проблема "денег", как экономического и юридического явления, в научном плане исследована явно недостаточно. До настоящего времени не существует юридического определения "денег". Это, несомненно, усложняет процесс управления денежно-кредитной системой. Когда сам объект управления должным образом не определен и не ограничен строгими юридическими рамками, управление им не может быть эф­фективным. Так, ст. 30 Федерального закона "О Централь­ном банке Российской Федерации (Банке России)" объявля­ет единственным законным средством платежа в РФ банк­ноты (банковские билеты) и монету Банка России, т.е. на­личные деньги. В то же время согласно Конституции РФ де­нежной единицей России является рубль. Как следует из п. 1 ст. 140 ГК РФ, которая даже называется "Деньги (валюта)", рубль является законным платежным средством, обязатель­ным к приему по нарицательной стоимости на всей терри­тории Российской Федерации. Следовательно, в отличие от Федерального закона "О Центральном банке РФ (Бан­ке России)" ни Конституция РФ, ни ГК РФ, устанавливая рубль в качестве законного средства платежа, не ограни­чивают его только банкнотами или монетами, т.е. наличной формой выражения рубля. Из смысла Конституции РФ следует, что законным средством платежа является рубль вне зависимости от формы его выражения. Более того, в после­днее время в научной литературе все чаще делается вывод о появлении, помимо банкнот и монеты Банка России, но­вых форм денег (так называемые кредитные деньги, элект­ронные деньги, ценные бумаги, используемые как платежное средство и т.п.)[1]. К примеру, Гражданский кодекс РФ вполне конкретно закрепляет, что расчеты в Российской Федерации могут осуществляться наличными деньгами и в безналичном порядке (ст. 861 ГК РФ). Возможность безна­личных расчетов по аккредитиву, чеками, а также рас­четов в иных формах, предусмотренных законом, закрепле­на и в ст. 862 ГК РФ. При этом и аккредитивы, и чеки соглас­но действующему законодательству признаются ценными бумагами (ст. 143 ГК РФ). Широко используется в процессе денежных расчетов вексель. Кроме того, гражданское законодательство позволяет осуществлять безналичные расчеты в любых иных формах, которые применяются в банковской практике обычаями делового оборота.

Таким образом, в соответствии с ГК РФ деньгами, как средством платежа в России, признают не только налич­ные, но и безналичные рубли, включая ценные бумаги, сто­имость которых выражена в рублях. Более того, если пред­положить, что используемые в качестве платежных средств ценные бумаги деньгами в юридическом смысле не являют­ся, то на каком основании они выполняют одну из основных экономических функций денег - функцию накопления и средства платежа? Есть еще один аспект у этой проблемы. Отказ от признания ценных бумаг, используемых в процес­се расчетов, в качество денег повлек бы за собой не только юридические проблемы несоответствия ГК РФ положениям ст. 75 Конституции РФ, но и проблемы сугубо экономичес­кого характера. Такой подход мог бы значительно затруд­нить и без того нелегкий процесс экономического воспро­изводства и денежного обращения в стране.

Сам факт закрепления в федеральном законодатель­стве возможности существования рублей в наличной и без­наличной форме позволяет сделать вывод, что рубли оста­ются рублями вне зависимости от того, в какой из предус­мотренных федеральным законом форм они выражены. Поэтому безналичные рубли, безусловно, являются денеж­ной единицей России, В таком случае должен существовать единый конституционный порядок обеспечения Российской Федерацией защиты и устойчивости своей национальной валюты, независимо от формы ее выражения (наличной или безналичной). По Конституции РФ финансовое, валютное, кредитное регулирование, денежная эмиссия находятся в ведении Российской Федерации, а "защита и обеспечение устойчивости рубля - основная функция Центрального бан­ка Российской Федерации, которую он осуществляет неза­висимо от других органов государственной власти". Кроме того, Конституцией РФ определено, что денежная эмиссия осуществляется исключительно Банком России. Введение и эмиссия других денег, помимо рублей, в РФ не допускается. Как видно из приведенных положений, Конституция РФ закрепляет исключительные полномочия Банка России "на де­нежную эмиссию" и не ограничивает их только наличной денежной эмиссией. Следовательно, исключительным кон­ституционным правом Банка России является денежная эмиссия во всех ее формах — наличной и безналичной. В то же время Федеральный закон "О Центральном банке Рос­сийской Федерации (Банке России)" ограничивает консти­туционные полномочия Банка России, предусмотренные ст. 75 Конституции РФ, и необоснованно сводит их только к эмиссии наличных денег (ст. 29 Федерального закона). Упомянутый Федеральный закон не упоминает ни сам факт су­ществования безналичной формы денежной эмиссии, ни полномочия Банка России, ни порядок осуществления та­кой денежной эмиссии в Российской Федерации.

Итак, в действующем федеральном законодательстве содержатся правовые нормы, позволяющие утверждать, что "деньги" как средство накопления капитала и как закон­ное средство платежа включают не только наличные рубли и монеты. Деньги могут существовать и в иных предусмот­ренных федеральными законодательными актами формах, например в форме ценных бумаг, правда, выраженных в рублях. При таких обстоятельствах ценные бумаги, исполь­зуемые в расчетных отношениях в качестве платежного средства, заменяют наличные рубли и должны признавать­ся одной из законных форм их (рублей) выражения. Тогда закономерен вопрос: как соотносится существование в России денег в форме ценных бумаг, эмитируемых различ­ными юридическими лицами, с закрепленным в Конституции РФ правилом, что деньги в России могут быть эмитированы исключительно Банком России? Как соотносятся упомяну­тые конституционные положения с действующим федераль­ным законодательством о рынке ценных бумаг? Ответов на эти и другие вопросы, касающиеся правового регулирова­ния денег в РФ, к сожалению, не имеется.

Эмиссия коммерческими организациями ценных бумаг, применяемых в безналичных расчетах, является своего рода эмиссией безналичных денег, т.к. увеличивает реаль­ный объем платежных средств, используемых в экономике. При этом безналичные рубли, выраженные в форме ценных бумаг, без серьезных затруднений могут быть обращены в рубли наличные. Более того, эмиссия коммерческими орга­низациями ценных бумаг подобного рода неподконтрольна Банку России. В связи с этим сумма безналичных рублей в форме ценных бумаг, используемых как платежные сред­ства в экономике России, значительно превышает реаль­ное количество рублей (безналичных и наличных), которые выпускает в обращение Банк России. Все это, несомненно, снижает эффективность государственной денежно-кредитной политики, проводимой Банком России, в части, касаю­щейся организации денежного обращения и системы рас­четов в стране. Сложившаяся ситуация требует серьезного анализа и принятия такого решения, которое бы обеспечи­ло государству, в лице Банка России, возможность эффек­тивно реализовать свои функции и конституционные полно­мочия. Это, в свою очередь, позволит повысить ответствен­ность Банка России за состояние эмиссионной политики и функционирование платежно-расчетной системы в стране. Поэтому следует подумать, не противоречит ли Конститу­ции РФ нынешнее законодательство, предоставляющее федеральному органу исполнительной власти - Федераль­ной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) исключитель­ное право проводить государственную политику в области рынка ценных бумаг, а также право по определению стан­дартов эмиссии всех без исключения видов ценных бумаг, включая используемые в качестве платежных средств в безналичных расчетах (ст. 40 Федерального закона "О рынке ценных бумаг"). В таком случае создаются условия для осуществления неконтролируемой Банком России безналичной эмиссии платежных средств в экономику России. Оче­видно, законодательство о рынке ценных бумаг следует привести в соответствие с конституционными положениями об исключительной компетенции Банка России в сфере денежной эмиссии и обеспечения устойчивости националь­ной валюты (ст. 75 Конституции РФ). Более того, федераль­ное законодательство должно учитывать, что сам Банк Рос­сии также не может оставаться в стороне и не использовать экономические возможности, связанные с использованием ценных бумаг, в качестве дополнительного инструмента осуществляемой им государственной денежно-кредитной политики.

Видимо, отсутствие должной научной разработаннос­ти упомянутых экономических и юридических проблем функционирования денежно-кредитной системы и пробелы в их законодательном регулировании являются той объективной причиной, которая вызывает "трения" между двумя государственными органами — Банком России и Федераль­ной комиссией по рынку ценных бумаг, сферы компетенции которых, несомненно, пересекаются. Устранение приведен­ных выше проблем и противоречий могло бы стать одним из направлений совершенствования действующего законода­тельства и механизма государственного управления де­нежно-кредитной системой страны. Очевидно, если ценные бумаги, используемые в качестве платежного средства, признаются деньгами, то они вопреки требованиям Консти­туции РФ не могут быть выпущены в оборот никаким иным лицом, кроме Банка России. Во всяком случае, эмиссия та­кого рода ценных бумаг не может осуществляться вне государственной регулирующей деятельности Банка России, как единственного органа, осуществляющего по Конститу­ции РФ денежную эмиссию и организующего систему и по­рядок безналичных расчетов (ст. 27, 29, 80 Федерального закона "О Центральном банке РФ (Банке России)"). Поэтому существующий порядок эмиссии и использования ценных бумаг в экономическом обороте в качестве средства платежа требует внимательного изучения с целью приведе­ния его в соответствие с Конституцией РФ.

В отличие от других объектов государственного управления деньги одновременно являются одним из средств и инструментов такого управления. Эта особенность денег наиболее ярко проявляется в деятельности Банка России, который использует деньги в качестве важнейшего инстру­мента проводимой им государственной денежно-кредитной политики. Так, Банк России наделен дополнительными полномочиями по использованию закрепленного за ним федерального имущества, включая денежные средства, для формирования и использования в процессе реализации го­сударственной денежно-кредитной политики рублевых и валютных фондов в качестве инструментов государствен­ного управления. Упомянутые фонды являются по своему характеру специальными федеральными фондами, т.к. все имущество Банка России принадлежит Российской Феде­рации. Более того, создаваемые Банком России денежные фонды - это и есть та материальная основа, которая позво­ляет реализовать рыночные, экономические, а не только административные методы в процессе государственного управления денежно-кредитной системой. Причем в отли­чие от других государственных органов, управляющих бо­лее устойчивыми экономическими процессами, Банк Рос­сии реализует свои полномочия в денежно-кредитной сфе­ре, ситуация в которой изменяется очень быстро. В связи с этим от Банка России требуются активные и оперативные управленческие действия, в особенности тогда, когда для нейтрализации негативных процессов в денежно-кредит­ной сфере необходимо применять экономические методы регулирования. Для выбора правильного решения Банк России располагает иногда только часами (например, в процессе валютных интервенций, операций на открытом рынке). Поэтому нельзя согласиться с высказываемыми в последнее время предложениями об ограничении опера­тивных возможностей Банка России по использованию денежных средств соответствующих фондов в процессе реа­лизации государственной денежно-кредитной политики, а тем более о лишении Банка России полномочий по форми­рованию подобных денежных фондов.

Лишить Банк России полномочий по формированию и оперативному использованию специальных федеральных денежных фондов, образно выражаясь, равносильно тому, чтобы создать завод и оставить его без сырья и средств производства. Проблема в том, что использование бюджетных средств для валютных интервенций, операций на от­крытом рынке, рефинансирования, учета и переучета век­селей и других государственных инструментов регулирова­ния денежно-кредитной системы невозможно в связи со строгой направленностью любого бюджета на расходова­ние по определенным статьям конкретными получателями бюджетных средств. Государственный бюджет не приспособлен для концентрации и использования денежных средств, как инструмента государственной денежно-кре­дитной политики. Для этого существуют обособленные от бюджетных средств специализированные федеральные де­нежные фонды, создаваемые Банком России, и золотова­лютные резервы страны.

С учетом изложенного стоило бы подумать не о лише­нии или ограничении возможностей Банка России аккуму­лировать денежные средства в специализированных фон­дах (как предлагают некоторые авторы), а наоборот: во-первых, - признать за Банком России не только право иметь специализированные федеральные рублевые и валютные фонды, но и возложить на него обязанность по их формиро­ванию и использованию в процессе государственного уп­равления денежно-кредитной системой; во-вторых, - возло­жить на Банк России обязанность отчитываться перед госу­дарством о результатах использования указанных фондов; в-третьих, - возложить на Банк России функции государ­ственного органа, хранящего золотовалютные резервы страны. Реализация упомянутых предложений позволит без ущерба для расходной части бюджета оперативно исполь­зовать возможности специализированных федеральных денежных фондов и золотовалютных резервов страны в качестве экономической основы для применения предусмотрен­ных законом экономических инструментов государствен­ной денежно-кредитной политики. Кроме того, концентра­ция государственных золотовалютных резервов в Банке России станет не только реальной экономической основой государственной эмиссионной денежной политики Банка России, но и явится условием ее неинфляционного характе­ра.

В контексте рассмотрения проблемы денег, как объек­та и средства государственного управления экономикой, требует дополнительного обсуждения сложившаяся прак­тика поступления в Российскую Федерацию валютной вы­ручки и пополнения государственных резервов конвертируемой иностранной валютой. Трудно найти разумное объяснение тому, что за поставляемые из Российской Федерации товары и услуги естественных монополий, иных коммерческих организаций зарубежные покупатели рас­считываются с ними иностранной валютой, которую госу­дарству затем приходится разыскивать, контролировать полноту се поступления в страну и продажи на валютной бирже? Почему, собственно, не продавать продукцию, произведенную в России, за рубли – национальную валюту России?

Как представляется, иностранный партнер в соответ­ствии с российским законодательством на основании дого­вора вполне мог бы сам продать на российском рынке (на валютной бирже или в ином порядке) иностранную валюту и приобрести рубли для расчетов за поставленные из Рос­сии товары. В этом случае не потребуется содержать значи­тельный штат валютных контролеров, появится некоторая прозрачность экспортных операций и расчетов по ним, на валютный рынок поступит вся валютная выручка, а не ее часть, будет затруднена возможность "невозврата" денег в Россию за поставленные из России природные и иные ре­сурсы. Появится возможность эффективнее контролиро­вать прибыль, получаемую естественными монополиями и иными коммерческими организациями, занимающимися эк­спортом сырья из России. Следовательно, более прозрачными станут суммы налогов, которые они должны уплатить и т.п. Но самое главное, экспортные банковские операции приобретут в большой мере логичную форму. Платежи по расчетам за российские природные ресурсы, товары и ус­луги будут направляться именно туда, где они произведены и откуда они поставляются, т.е. в Российскую Федерацию. Такой подход позволит улучшить ситуацию с формировани­ем золотовалютных резервов страны, а следовательно, по­зволит сделать Россию и ее экономику более устойчивыми[2]. Безусловно, существуют и другие возможности пополнения золотовалютных резервов страны.

В последнее время часто публикуются различные предложения по принятию мер, направленных не только на ограничение, но и на полный запрет оборота иностранной валюты в России. Полагаем, что, выбирая тот или иной ва­риант решения, следует исходить из недопустимости принудительного изъятия валюты у населения, а также недопусти­мости действий, способных спровоцировать ничтожность хранящейся у граждан РФ валюты. Этот этико-правовой аспект взаимоотношений государства, общество и гражда­нина должен быть соблюден. Большая часть нашего насе­ления до 1992 года не знала, что такое доллар США и ни­когда его не видела. Именно государство спровоцировало население на приобретение долларов в качестве формы сохранения своих сбережений. Поэтому сегодня обязан­ность государства и состоит в том, чтобы вытеснение иностранной валюты из экономики России (если это будет при­знано целесообразным) проходило как можно безболез­ненно, с учетом интересов населения. Нельзя допустить, чтобы население России, сберегающее свои средства в иностранной валюте, однажды проснулось с этой самой валютой, потерявшей в силу различных причин свою экономи­ческую ценность и привлекательность. В нынешней ситуа­ции иностранная валюта, как средство сбережения денег населения, не может изыматься из оборота иначе, как добровольно и без ущерба для граждан РФ. С учетом изложенного, как ни странно это звучит, законное изъятие иностранной валюты у населения возможно лишь в процессе оборота валюты, т.е. в процессе оказания населению услуг и продажи ему товаров государственными организациями за иностранную валюту. При этом федеральным государ­ственным органам, включая Банк России, необходимо при­нять административные решения, исключающие возвраще­ние иностранной валюты, полученной за проданные населению товары и услуги, в гражданско-правовой оборот. Необходимо разработать такую систему организационно-правовых мер, которая бы обеспечила формирование зо­лотовалютных резервов страны на основе иностранной ва­люты, полученной от населения за оказанные услуги и про­данные товары.

Важным и требующим обсуждения представляется воп­рос о реализации такой формы и порядка использования Российской Федерацией своих прав собственника на федеральные денежные средства, которые позволили бы более эффективно использовать их в процессе государственной денежно-кредитной политики. В этой связи представляется целесообразным обеспечить исполнение требований Федерального закона "О Центральном банке РФ (Банке России)" и перевести государственные бюджетные средства и средства государственных внебюджетных фондов на банковское обслуживание в государственный орган - Банк России[3]. Такое решение позволит Российской Федерации:

1) эффективнее использовать собственные денежные сред­ства в процессе реализации денежно-кредитной политики;

2) концентрировать всю мощь временно свободных государственных ресурсов в едином органе - Банке России, т.е. в руках у государства;

3) ограничить количество посредни­ков между государством, как собственником бюджетных де­нег, и конкретными получателями бюджетных средств;

4) создать условия для усиления контроля за оборотом го­сударственных денежных средств и их целевым использованием.

Если перевод государственных бюджетных и внебюджетных средств на банковское обслуживание в Банк Рос­сии и не принесет государству значительных прибылей, то, по крайней мере, позволит создать условия для снижения нецелевого их расходования.

Сократится практика использования государственных денежных средств, хранящихся в негосударственных коммерческих банках, для проведении ими собственных кредитных операций, операций на фондо­вом и валютных рынках, а также получения от подобных операций прибылей.

Значительно снизятся угрозы потери государственных денежных средств в связи с финансовой неустой­чивостью частных кредитных организаций и недостатками управления ими.

Одновременно с этим у государства появится возможность без задержек выплачивать денежные средства по статьям, предусмотренным бюджетом, а вре­менно свободные средства инвестировать в развитие реального сектора экономики.

Потребность в развитии отечественной науки и промышленности, в обеспечении национальных интересов в процессе банковского обслуживания естественных моно­полий и коммерческих организаций федерального значе­ния, в которых Российской Федерации принадлежит более 51 % акций (долей), позволяет высказаться за перевод по­добных организаций на банковское обслуживание исклю­чительно в Банк России или, в крайнем случае, в кредитные организации, собственником которых является Российская Федерация.

Деятельность упомянутых выше коммерческих организаций непосредственным образом влияет на состояние национальной экономики, а следовательно, и на наци­ональную безопасность России. В связи с этим вопросы о выборе банков, с которыми такие организации заключают договоры банковского счета, в которых хранят свои денеж­ные средства и через которые осуществляют банковские операции, не могут оставаться без внимания со стороны государства.

Более того, представляется странным, когда Российская Федерация, располагая таким мощным государственным институтом, как Банк России, имея в собствен­ности ряд кредитных организаций, почему-то хранит часть своих денежных средств в частных банках или в банках со смешанной формой собственности. Ни один собственник, имеющий свой банк, не станет хранить принадлежащие ему денежные средства в другом банке и кредитовать свои­ми деньгами другого собственника.

Следовательно, и Рос­сийской Федерации необходимо сконцентрировать госу­дарственные денежные средства в государственных бан­ках, если для иного решения нет серьезных политических, экономических и юридических оснований. При этом в слу­чае перевода денежных средств упомянутых выше коммерческих и некоммерческих организаций федерального зна­чения на хранение в Банк России и государственные ком­мерческие банки такие организации должны быть обеспечены всеми необходимыми им банковскими услугами в со­ответствии с федеральным законодательством.

В результа­те будут созданы возможности для развития различных форм целевого кредитования, направленного на модерни­зацию и развитие производства в системообразующих организациях, обеспечивающих интересы национальной безопасности. Причем такое кредитование будет осуще­ствляться не из бюджета, а из внебюджетных источников в соответствии с гражданским законодательством.

Предложенная схема позволит:

а) значительно снизить стоимость реально получаемых системообразующими коммерчески­ми организациями кредитов, поскольку кредитование бу­дет осуществляться непосредственно Банком России или государственным коммерческим банком, минуя всевозмож­ных посредников;

б) кредитовать оборотными средствами конкретную коммерческую организацию федерального значения, а не финансировать бюджетный дефицит и орга­ны государства;

в) прекратить практику перераспределе­ния и без того скудных бюджетных средств от одного получателя другому в процессе выдачи коммерческим органи­зациям бюджетных кредитов (ссуд).

При этом у государства, в лице Банка России или государственного коммерческого банка, появляется реальная возможность в соответствии с гражданским законодательством и кредитным договором:

а) контролировать целевое расходование выданных кредитов именно на модернизацию и развитие производства;

б) не допускать использование полученных кредитов на выплату заработной платы, направление этих средств на фондовый рынок, на покупку иностранной валюты, на иные цели, способные спровоцировать неблагоприятные эконо­мические последствия;

в) стимулировать направление кре­дитов на развитие новых наукоемких технологий, связанных с использованием возможностей отечественной науки и отечественного экономического потенциала.

Механизм та­кого банковского контроля может быть разработан вполне реально и явится организационно-правовой гарантией стабильности валютного рынка и неинфляционного харак­тера предлагаемой государственной кредитной политики. Поэтому важнейшим условием кредитования системообразующих коммерческих организаций общенационально­го значения должно быть использование кредитных средств, как правило, на рынке отечественных товаров и услуг.

Таким образом, с точки зрения макроэкономики, сум­ме выданных системообразующим предприятиям нацио­нального значения кредитов будет соответствовать сумма приобретенных и произведенных ими российских товаров и услуг. И еще, создаются организационные и правовые га­рантии для сохранения государственной тайны при совершении банковских операций организациями, обеспечивающими интересы национальной безопасности России.

С учетом изложенного представляется сомнительной политика, направленная на значительное сокращение расчетно-кассовых центров Банка России. Многие из них могли бы реализовать конкретные функции по банковскому обслуживанию не только государственных органов, но и системообразующих коммерческих организаций феде­рального значения, находящихся на их территории.

Для усиления роли Банка России в процессе обслужи­вания государственных денежных средств имеются не толь­ко объективные организационные и экономические пред­посылки, но и юридические основания, закрепленные в действующем законодательстве. Так, ст. 47 Федераль­ного закона "О Центральном банке РФ (Банке России)" уже устанавливает, что Банк России может осуществ­лять банковские операции по обслуживанию представи­тельных и исполнительных органов государственной влас­ти, органов местного самоуправления, их учреждений и организаций, государственных внебюджетных фондов, воинских частей, военнослужащих, а также иных лиц в случа­ях, предусмотренных федеральными законами.

Банк России также вправе обслуживать клиентов, не являющихся кредитными организациями, в регионах, где отсутствуют кредитные организации.

Еще более конкретна ст. 23 упомянутого Федерального закона, согласно которой "средства федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов хранятся в Банке России, если иное не установлено федеральными законами". Статья 86 Федерального зако­на "О Центральном банке РФ (Банке России)" также пре­дусматривает, что банковское обслуживание государственных органов и юридических лиц, обеспечиваю­щих безопасность Российской Федерации, осуще­ствляется специально предназначенными для этих целей уч­реждениями Банка России. Интересно заметить, что пере­вод Вооруженных Сил РФ и других войск на обслуживание в Банк России и в Сбербанк России, осуществленный в 1996 г. в соответствии с Указом Президента РФ от 16 мая 1996 г. № 726 "О мерах по своевременному финансированию го­сударственных органов и сил обеспечения безопасности", позволил им избежать тех последствий банковского кризи­са и неплатежей по вине кредитных организаций, которые коснулись других государственных организаций, финанси­руемых из бюджета через коммерческие банки. Следова­тельно, для перевода государственных денежных средств в Банк России или государственную кредитную организацию достаточно лишь политического решения.

Хотелось бы обратить внимание на то, что перевод государственных бюджетных и внебюджетных средств, средств предприятий общенационального значения на банковское обслуживание в Банк России или в принадле­жащий государству коммерческий банк вовсе не является посягательством на рыночные отношения и банковскую де­ятельность частных кредитных организаций. Наоборот, от­сутствие подпитки государственными денежными средствами должно стимулировать кредитные организации, как организации, основной целью которых является извлече­ние прибыли от банковской деятельности, к повышению ка­чества и увеличению количества предоставляемых ими банковских услуг другим, основанным на частной или сме­шанной формах собственности, коммерческим организа­циям, а также физическим лицам. Кроме того, в процессе реализации упомянутых выше предложений могут быть со­зданы предпосылки для сокращения наличного денежного обращения. При отсутствии поступлений безналичных денежных средств от государства коммерческие банки будут вынуждены стимулировать своих клиентов к увеличению остатков их денежных средств на банковских счетах. Будут активнее использовать свои полномочия по соблюдению порядка ведения кассовых операций. Это, в свою очередь, может привести к уменьшению возможностей клиентов в использовании наличных денег, а следовательно, будет способствовать увеличению объемов безналичных расчетов в экономике в целом.

Таким образом, для кредитных организаций полностью остается открытым негосударственный коммерческий сег­мент российской экономики и обслуживание частных вклад­чиков. Собственно ради этого в ходе экономических ре­форм и создавалась банковская система России. Ведь для обслуживания государственного бюджета вовсе не было необходимости создавать коммерческие банки. С функци­ей обслуживания государственного бюджета вполне справлялись один государственный (центральный) банк и несколько специализированных государственных банков, функционировавших задолго до начала экономических ре­форм.

С учетом изложенного, осмелюсь утверждать, что государственное регулирование денежно-кредитной системы — это комплексная политическая, экономическая и юриди­ческая проблема. В основе юридического аспекта этой проблемы лежат правовые нормы конституционного, бан­ковского и гражданского законодательства. Поэтому для целенаправленного совершенствования государственного управления денежно-кредитной системой необходима еди­ная государственная концепция развития всей денежно-кредитной системы. Только при таких условиях может быть создан эффективный государственный механизм, обеспечивающий минимальные гарантии стабильности денежно-кредитной сферы не только для государства и предприни­мателей, но и для всего общества.


[1] См. напр.: Портной М.А. Деньги: их виды и функции. М.: Издательско-консалтинговая фирма "Анкил", 1998. 167 с.

[2] Сторонники сохранения существующего подхода могут при­вести массу иных аргументов, но непонятно, почему ком­мерческие проблемы юридических лиц, основанных на ча­стной или смешанной форме собственности и занятых в не самой убыточной сфере предпринимательской деятельно­сти, должны решаться за счет государства и общества.

[3] Органы государственной власти некоторых субъектов РФ уже приняли соответствующие решения самостоятельно, либо ходатайствуют об этом (см. напр.: Решение Псковс­кого областного собрания депутатов от 28 марта 1996 г. "Об осуществлении банковских операций в Пыталовском районе"; Постановление Главы Администрации Пензенс­кой области от 3 октября 1994 г. №543 "О переводе теку­щих бюджетных счетов в РКЦ ГУ ЦБ РФ по Пензенской об­ласти" и т.п.).

 
< Пред.   След. >

Свежие публикации