Сейчас Вы здесь:Главная arrow Статьи arrow Правовые проблемы денежно-кредитного регулирования в государствах с переходной экономикой (российски arrow Я.А. Гейвандов. Содержание и основные направления государственной надзорно-контрольной деятельности

Регулирование финансовой и банковской систем

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ И УЧЕБНО-ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ

Создан 1 декабря 2008 года проф. Я.А. Гейвандовым

"Всякому теперь кажется, что он мог бы наделать много добра на месте и в должности другого, и только не может сделать его в своей должности. Это причина всех зол. Нужно подумать теперь о том всем нам, как на своем собственном месте сделать добро" (Н.В.Гоголь).
Я.А. Гейвандов. Содержание и основные направления государственной надзорно-контрольной деятельности Версия для печати Отправить на e-mail
проф. Я. А. Гейвандов   
воскресенье, 19 июля 2009


Я.А. Гейвандов. Содержание и основные направления государственной надзорно-контрольной деятельности в банковской сфере.

(статья была написана в ноябре-декабре 1999 г. и опубликована в журнале «Юрист».-2000.-№6.-С. 24-31)

Эффективность государственного управления в банковской сфере обусловлена не только качеством банковского регулирования. Состояние банковской системы, ее надежность во многом зависят от государственной надзорно-контрольной деятельности. В широком смысле контроль, как социально-правовое явление, проявляется в виде самостоятельных направлений: а) собственно контроль и б) надзор. При этом наблюдение и проверка исполнения принятых решений и правовых норм, с точки зрения юридической науки и практики, несомненно, являются контрольной деятельностью.

По мнению Ю.А. Тихомирова, контроль есть проверка соблюдения и выполнения нормативно установленных задач, планов и решений, т.е. начало цикла, посвященного оценке фактически осуществленного процесса. Тем самым Ю.А. Тихомиров вполне обоснованно подчеркивает “во-первых, функциональное назначение контроля, во-вторых, то, что он возникает, прежде всего, на определенной стадии управленческого процесса, в-третьих, то, что он осуществляется всеми субъектами государственного управления”[1].

По мере развития общества и государства возникают новые виды, формы и методы государственной надзорно-контрольной деятельности, нацеленные на создание в обществе режима законности. К таким новым направлениям надзорно-контрольной деятельности относятся банковский надзор и банковский контроль.

В банковском законодательстве используются термины “банковский надзор” (ст. 55 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)”), “валютный контроль” (ст. 4, 53 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)”), “антимонопольный контроль” (ст. 32 Федерального закона “О банках и банковской деятельности”), “исполнение лицензионных, надзорных и контрольных функций” (ст. 26 Федерального закона “О банках и банковской деятельности”). Однако их содержание и особенности в законодательстве не раскрываются. В юридическом смысле проблемы банковского надзора и банковского контроля также разработаны явно недостаточно. Поэтому особенности надзорно-контрольной деятельности в банковской системе могут быть познаны на основе анализа федерального законодательства с учетом имеющихся в отечественной юридической науке концептуальных представлений о контроле и надзоре. Теория и практика банковской деятельности настоятельно требуют не только экономического, но и юридического анализа особенностей надзорно-контрольной деятельности в банковской сфере. Между тем в научных работах, посвященных проблемам банковского надзора и контроля, анализируются, как правило, экономические, а не юридические проблемы[2]. Понимание юридической сущности банковского надзора и контроля требует комплексного подхода, предполагающего, что особенности того или иного вида надзорно-контрольной деятельности обусловлены его объектом, субъектом, предметом и методом.

Анализ федерального законодательства позволяет утверждать, что в банковской системе России используются несколько различных направлений государственной и негосударственной надзорно-контрольной деятельности. Конечно же, основным направлением надзорно-контрольной деятельности в банковской сфере является государственный банковский надзор и контроль за кредитными организациями.

При выделении банковского надзора и контроля как самостоятельных направлений государственной деятельности следует учитывать:

а) особую сферу их применения (банковская система и банковская деятельность);

б) специальный состав надзорно-контрольных органов, наделенных соответствующими полномочиями в банковской сфере;

в) строго определенный круг лиц, признаваемых объектами такого надзора и контроля (например, кредитные организации);

г) наличие особой группы правовых норм, объединенных в единое комплексное образование, именуемое банковским правом;

д) специальные методы и формы надзорно-контрольной деятельности.

Но помимо банковского надзора и банковского контроля федеральное законодательство предусматривает и другие виды государственной надзорно-контрольной деятельности за банковской системой. Например, государство контролирует деятельность не только кредитных организаций, но и самого Банка России, как элемента банковской системы России (контроль со стороны Государственной Думы РФ, Счетной палаты РФ, внешний аудит по назначению Государственной Думы РФ). За Банком России, как государственным контрольным органом, ведется прокурорский надзор, возложенный на органы прокуратуры.

Широко используются в банковской сфере налоговый, таможенный, финансовый, валютный контроль. Применяются и негосударственные формы контроля, например, внешний и внутренний аудит, внутренний контроль в Банке России и в кредитных организациях (ст. 95 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)”, ст. 24 Федерального закона “О банках и банковской деятельности”)[3], а также общественный контроль. Общественный контроль за функционированием банковской системы и кредитных организаций проявляется в процессе деятельности Национального банковского совета при Банке России, а также банковских ассоциаций и общественных организаций по защите прав потребителей, вкладчиков и кредиторов. Кроме того, в процессе банковской деятельности Банк России и кредитные организации активно применяют гражданско-правовой контроль за своими клиентами (например, контроль за целевым расходованием банковских кредитов).

В рамках банковской системы применяются государственный или негосударственный финансовый и валютный контроль. Причем, валютный контроль, осуществляемый кредитными организациями, отождествляется некоторыми авторами с государственным финансовым контролем[4]. Однако необходимо заметить, что полномочия банков в сфере соблюдения их клиентами валютного законодательства не могут быть признаны формой реализации государственных надзорно-контрольных полномочий. Во-первых, - Конституция РФ не позволяет делегировать государственные полномочия коммерческим организациям. Во-вторых, - контрольные права и обязанности банков неразрывно связаны с выданной им валютной лицензией. Способность банка обеспечить соблюдение действующего валютного и банковского законодательства в работе с клиентом является одним из условий предоставления ему лицензии. Поэтому права на осуществление банковских операций и сделок с валютными ценностями банки приобретают наряду с обязанностями обеспечить соблюдение действующего валютного законодательства не только ими, но и их клиентами. В противном случае Банк России может либо отказать кредитной организации в выдаче соответствующей лицензии, либо отозвать уже выданную лицензию. Ответственность за соблюдение валютного законодательства и условий использования валютной лицензии уполномоченные банки несут перед государством в лице Банка России. При таких обстоятельствах государственные полномочия по осуществлению валютного контроля сохраняются за Банком России, а для банков соответствующие права - одно из важнейших условий приобретения статуса уполномоченного банка. Не случайно п. 11 ст. 1 Закона РФ “О валютном регулировании и валютном контроле” устанавливает, что "уполномоченные банки" - это банки и иные кредитные учреждения, получившие лицензии Центрального банка Российской Федерации на проведение валютных операций.

Помимо Банка России, являющегося органом валютного контроля, такой контроль осуществляется Правительством РФ (п. 2 ст. 11 Закона РФ “О валютном регулировании и валютном контроле”). Поэтому валютный контроль в России существует в двух видах: валютный контроль Банка России и валютный контроль Правительства РФ. Однако не вся валютно-контрольная деятельность Банка России является банковской, с точки зрения предмета и объекта такого контроля. В действующем законодательстве существует два самостоятельных направления валютного контроля Банка России. Предметом одного из этих направлений действительно являются нормы банковского права и банковские правоотношения. Речь идет о контрольной деятельности, нацеленной на обеспечение законности банковских операций, а также на соблюдение кредитными организациями иных норм банковского законодательства России, если в процессе их реализации используются валютные ценности (п. 4 ст. 1 Закона РФ от 9 октября 1992 г. "О валютном регулировании и валютном контроле"). Поэтому упомянутое направление валютного контроля действительно может быть признано банковским, т.к. его предметом являются отношения, урегулированные банковским законодательством.

В то же время, с учетом содержания главы 10 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)” нельзя признать банковской ту часть валютно-контрольной деятельности Банка России, которая осуществляется в отношении физических и юридических лиц, не являющихся кредитными организациями. Правоотношения между Банком России и упомянутыми выше лицами по поводу валютных ценностей имеют характер не банковских, а исключительно валютных правоотношений. Данный вывод позволяет утверждать, что Банк России, как орган государства, выполняет надзорно-контрольные функции не только в рамках банковского законодательства. Банк России согласно закону может действовать исключительно, как орган валютного контроля, в соответствии с валютным законодательством. Контрольная деятельность Банка России в сфере валютных правоотношений, если она напрямую не связана с банковской деятельностью и нормами банковского права, а осуществляется в интересах достижения целей налогового, таможенного и валютного законодательства, является частью единого валютно-правового режима государства. Это касается, в частности, полномочий Банка России по оформлению и выдаче всевозможных валютных разрешений юридическим и физическим лицам на вывоз/ввоз из/в РФ валютных ценностей не в связи с осуществлением ими банковских операций, а по иным основаниям, закрепленным в валютном законодательстве. Оформление подобных разрешений имеет не столько банковско-правовое, сколько фискальное значение для соответствующих государственных налоговых, таможенных и иных органов. Речь идет, например, о контроле за поступлением в РФ иностранной валюты по экспортным внешнеторговым сделкам, о соответствии суммы перечисленных за рубеж валютных средств реально импортируемым в Россию товарам, о вывозе иностранной валюты из РФ для приобретения недвижимости или иного имущества за границей и т.п. Поэтому в значительной части полномочия Банка России в сфере валютного контроля, конечно же, не могут быть признаны банковскими, т.е. осуществляемыми в порядке, предусмотренном банковским законодательством.

Спорным в контексте действующего законодательства представляется утверждение, будто государственный банковский контроль является составной частью государственного финансового контроля. В Бюджетном кодексе РФ органами государственного или муниципального финансового контроля в РФ признаются: Счетная палата Российской Федерации; контрольные и финансовые органы исполнительной власти; контрольные органы законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации и представительных органов местного самоуправления. Банк России в числе этих органов государства не упоминается, поскольку является органом денежно-кредитного регулирования (п. 3 и 4 ст. 151 БК РФ). Действующий Федеральный закон “О Центральном банке РФ (Банке России)” или Федеральный закон “О банках и банковской деятельности” также не содержат норм, позволяющих утверждать, что Банк России осуществляет функцию финансового контроля. В нынешней банковской системе России вообще нет органов или организаций, компетентных осуществлять функцию государственного финансового контроля. Согласно действующему законодательству Банк России не вправе контролировать движение бюджетных средств по каналам банковской системы. В соответствии со ст. 23 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)” он лишь “хранит” средства федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов, если иное не установлено федеральными законами, а также осуществляет соответствующие банковские операции. Более того, с 1 января 2000 года в России прекращает действовать банковская система кассового исполнения бюджета и вводится казначейское исполнение бюджетов (ст. 215 Бюджетного кодекса РФ)[5].

Таким образом, с вступлением в силу Бюджетного кодекса РФ Банк России юридически утратил возможность осуществлять даже ту часть полномочий в сфере финансового контроля, которые могли бы быть ему предоставлены в связи с кассовым исполнением бюджета. В этой связи положения Указа Президента РФ от 25 июля 1996 г. № 1095 “О мерах по обеспечению государственного финансового контроля в Российской Федерации”, возлагающие на Банк России функции по осуществлению государственного финансового контроля в соответствии с установленным законодательством РФ разграничением функций и полномочий[6], не основаны на действующем законодательстве. О каком разграничении функций и полномочий в области государственного финансового контроля применительно к Банку России может идти речь, если реально такие функции и полномочия у него вовсе отсутствуют? Между тем потребность в наделении Банка России полномочиями в сфере государственного финансового контроля объективно существует. Причем упомянутое направление деятельности Банка России в действительности будет иметь характер именно государственного финансового контроля, а не банковского надзора. На Банк России могли бы быть возложены полномочия вневедомственного (надведомственного) государственного финансового банковского контроля за целевым расходованием бюджетных средств, обслуживаемыми им государственными органами и организациями. Такой контроль мог бы выражаться в предварительном банковском наблюдении, проверке и оценке обоснованности расчетов бюджетными средствами по гражданско-правовым сделкам, путем сопоставления предполагаемых платежей и сметы, установленной для получателей бюджетных средств, обслуживаемых Банком России. Соответствующее право могло бы быть предоставлено тем учреждениям Банка России, которые осуществляют банковское обслуживание государственных органов, органов и юридических лиц, обеспечивающих безопасность РФ, а также в некоторых иных случаях. Однако это потребует изменений в законодательстве.

С учетом изложенного в широком смысле государственный контроль за банковской системой означает основанную на федеральном законодательстве деятельность государственных органов (с учетом их компетенции) по осуществлению комплекса мероприятий, направленных на обеспечение режима законности в организации и функционировании всех элементов, образующих банковскую систему РФ, включая Банк России. Такой государственный контроль за соблюдением федерального законодательства в процессе банковской деятельности (бюджетного, налогового, валютного и т.п.) осуществляют Государственная Дума РФ, Счетная палата РФ, Правительство РФ, в том числе Министерство финансов РФ, Федеральное казначейство, налоговые органы, таможенные и иные органы в соответствии с их компетенцией.

Таким образом, в банковской системе России реализуется несколько различных направлений государственной надзорно-контрольной деятельности, осуществляемых различными государственными органами. Это и прокурорский надзор, и государственный финансовый контроль, и налоговый контроль в соответствии с действующим федеральным законодательством, находящиеся вне пределов компетенции Банка России. Это и государственный валютный контроль, который согласно закону осуществляют Банк России и Правительство РФ. Это и государственный контроль за деятельностью кредитных организаций в качестве профессиональных участников рынка ценных бумаг и т.п.

Разновидностью государственной надзорно-контрольной деятельности в банковской системе России являются и собственно банковский надзор за соблюдением кредитными организациями норм банковского законодательства, возложенный на Банк России, а также государственный банковский контроль за кредитными организациями, осуществляемый Банком России в особых случаях, предусмотренных банковским законодательством, как последствие за допущенные ими правонарушения.

В отечественной юридической науке концепция соотношения контроля и надзора разработана довольно подробно. И контроль, и надзор в теории российского права, в правоприменительной практике имеют самостоятельное значение и собственное содержание. Контроль как способ обеспечения законности предполагает, как правило, наличие отношений подчиненности между контролирующим и контролируемым лицом; контролирующее лицо обычно вправе вмешиваться в оперативную, хозяйственную деятельность контролируемого объекта с целью устранения допущенных нарушений. Кроме того, контроль предполагает оценку деятельности соответствующего лица не только с точки зрения ее законности, но и целесообразности. В отличие от контроля надзор характеризуется отсутствием отношений подчиненности надзорных органов с поднадзорными объектами. В процессе надзора деятельность соответствующего лица оценивается только с точки зрения законности. Действия поднадзорного лица с точки зрения их целесообразности не оцениваются. При этом вмешательство в оперативную, хозяйственную или иную самостоятельно осуществляемую деятельность поднадзорного лица не допускается[7]. Поэтому, если контроль может быть не только государственным, но и негосударственным, то надзор, как правило, осуществляется исключительно органами государства. Только суверенитет государства и функции, предоставленные законом его органам, позволяют им, не имея отношений подчиненности, или имущественных отношений, оценивать деятельность поднадзорного лица с точки зрения законности.

В банковском законодательстве установлен прямой запрет на вмешательство в оперативную деятельность кредитных организаций со стороны Банка России или каких-либо иных органов. Кроме того, Банк России и кредитные организации по общему правилу не вмешиваются в оперативную или административно-хозяйственную деятельность своих клиентов. Банк России и кредитные организации не имеют права определять и контролировать направления использования денежных средств клиентов, устанавливать другие, не предусмотренные законом или договором банковского счета, ограничения их права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению (ст. 55 Федерального закона “О центральном банке РФ (Банке России)”, п. 3 ст. 845 ГК РФ). Действующим банковским законодательством запрещается принуждать кредитные организации к осуществлению действий, не предусмотренных их учредительными документами, и не свойственных им функций, включая контроль за расходованием фонда заработной платы юридических лиц — клиентов (ст. 9 Федерального закона “О банках и банковской деятельности”, ст. 57 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)”). Исключения могут устанавливаться только федеральным законодательством.

С учетом приведенных выше законодательных ограничений на права Банка России вмешиваться в оперативную и хозяйственную деятельность кредитных организаций закономерно предположение, что в реальности им реализуются не контрольные, а надзорные полномочия. Данное предположение основано на следующих обстоятельствах: а) лица, подлежащие банковскому контролю, Банку России не подчинены; б) согласно банковскому законодательству Банк России не вправе вмешиваться в их оперативную деятельность; в) Банк России вправе оценивать деятельность подконтрольных ему лиц с точки зрения законности, а не целесообразности. Исключения из приведенных выше правил возможны лишь в случаях определенных банковским законодательством, как санкции за допущенные кредитной организацией банковские правонарушения. Банк России может вмешиваться в оперативную деятельность кредитных организаций при назначении временной администрации по управлению кредитной организацией (на срок до 6 месяцев) либо при назначении в кредитную организацию уполномоченного представителя Банка России (ст. 55, 75 и 76.1 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)”, ст. 55 Федерального закона “О банках и банковской деятельности”, Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций”)[8]. Подобного рода случаи прямого вмешательства в оперативную деятельность кредитных организаций закреплены в законодательстве. Как правило, они обусловлены: 1) результатами банковского надзора; 2) применением санкции за банковское правонарушение (нарушение банковского законодательства или неисполнении предписаний Банка России); 3) реальной угрозой интересам кредиторов (вкладчиков). Следовательно, полномочия Банка России по назначению временной администрации по управлению кредитной организацией являются не столько собственно контрольной деятельностью, сколько реализацией юридической ответственности кредитной организации за обнаруженные в процессе надзорной деятельности Банка России правонарушения.

Таким образом, о реализации государственного банковского контроля применительно к кредитным организациям правомерно говорить лишь в особых, упомянутых выше случаях, как правило, в качестве санкции за нарушение банковского законодательства. Именно подобного рода случаи (при их закреплении в банковском законодательстве), как представляется, следовало бы именовать государственным банковским контролем.

Итак, в строгом юридическом смысле слова, за соблюдением кредитными организациями норм банковского законодательства осуществляется государственный банковский надзор (ст. 55 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)”). Такая трактовка в полной мере соответствует названию и содержанию главы 10 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)”, установившей нормы о банковском надзоре, исключающем вмешательство в оперативную деятельность кредитных организаций. Подобные выводы основаны не только на анализе теоретических положений о контрольно-надзорной деятельности, но и на действующем банковском законодательстве. Например, из ст. 19 Федерального закона “ О банках и банковской деятельности” следует, что меры ответственности, предусмотренные в ст. 75 Федерального закона “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)”, применяются только в порядке надзора. Возможность применения Банком России каких-либо мер юридической ответственности к кредитным организациям в порядке контроля банковским законодательством вообще не предусматривается. В качестве способа обеспечения законности банковской деятельности кредитных организаций, включая валютные операции, федеральное законодательство упоминает только банковский надзор. Поэтому наиболее точно особенности государственной деятельности по обеспечению законности банковских операций кредитных организаций с валютными ценностями могли бы быть выражены термином банковский валютный надзор[9].

Банковский валютный надзор за кредитными организациями, как представляется, включает надзор за соблюдением ими банковских правил работы с валютными ценностями, а также государственный надзор за деятельностью уполномоченных банков в качестве агентов валютного контроля.

Что же касается контрольных функций Банка России возложенных на него другими (небанковскими) федеральными законами, то они реализуются не в связи с банковской деятельностью кредитных организаций. Поэтому соответствующие контрольные полномочия Банка России являются предметом регулирования иных отраслей российского законодательства (валютное, таможенное, налоговое, бюджетное, гражданское и т.п.) и могут именоваться банковскими с большой натяжкой, да и то лишь потому, что их осуществляет Банк России[10].

Основными видами банковского надзора являются:

а) надзор за соблюдением государственных стандартов устойчивости кредитных организаций, в т.ч. обязательных нормативов. В нормативных актах Банка России этот вид надзора часто именуется пруденциальным надзором;

б) надзор за законностью осуществления кредитными организациями банковских операций, включая операции с валютными ценностями;

в) надзор за соблюдением иных норм банковского законодательства, нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ и Банка России по вопросам банковской деятельности (соблюдение антимонопольных правил, правил, защищающих права потребителей банковских услуг, требований к обеспечению банковской безопасности, требований к банковской инфраструктуре и т.п.).

В общем виде объекты банковского надзора закреплены в банковском законодательстве, - это кредитные организации (ст. 55 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)”). Однако помимо самих кредитных организаций к объектам банковского надзора относятся филиалы и представительства кредитных организаций в РФ и за ее пределами, филиалы и представительства иностранных банков в России.

Субъектом банковского надзора является Банк России. Функции банковского надзора могут осуществляться Банком России, его высшими органами управления, органом банковского надзора при Банке России, создаваемым по решению Совета директоров, а также территориальными учреждениями Банка России[11]. Банковский надзор обеспечивается путем постоянного наблюдения и проведения проверок.

Основным методом банковского надзора является невмешательство в оперативную деятельность кредитных организаций и оценка их деятельности только с точки зрения законности.

Первоочередными задачами банковского надзора, осуществляемого Банком России, является обеспечение законности организации и деятельности кредитных организаций, обеспечение надежности и устойчивости банковской системы в целом и каждой кредитной организации в отдельности, поддержание их стабильности и ликвидности, а также защита интересов вкладчиков и кредиторов.

Основными принципами банковского надзора являются: законность, постоянность, беспристрастность проверяющих лиц по отношению к поднадзорному объекту, а также непосредственность, предполагающая осуществление надзора именно Банком России. В этой связи вызывает сомнение законность положений ст. 74 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)”, позволяющих Банку России поручать проведение надзорных проверок коммерческим организациям (аудиторским фирмам). Между тем банковский надзор – это государственная функция, возложенная на Банк России непосредственно. Конституция РФ не позволяет делегировать государственные полномочия федеральных государственных органов коммерческим организациям. С учетом упомянутых противоречий необходимо кратко рассмотреть некоторые аспекты соотношения банковского надзора и банковского аудита.

Действующий Федеральный закон “О Центральном банке РФ (Банке России)” (ст. 74), по сути, признает разновидностями банковского надзора проверку, проводимую Банком России, и аудиторскую проверку, осуществляемую коммерческой (аудиторской) фирмой. Между тем это не так. Главное отличие состоит в том, что в процессе банковского надзора деятельность кредитной организации оценивается лишь с точки зрения законности, в то время как банковский аудит предполагает оценку деятельности кредитных организаций и с точки зрения целесообразности. Кроме того, банковский аудит, как форма негосударственного контроля, направлен на обеспечение гражданско-правовых интересов конкретных собственников (учредителей), самих юридических лиц, их кредиторов и лиц, пользующихся их услугами. Именно для этого юридическими лицами привлекаются аудиторские фирмы. В основе взаимоотношений аудиторских фирм и лиц, которых они проверяют, лежат гражданские правоотношения. Не случайно аудит - платная форма контроля, а аудиторские фирмы - коммерческие организации. Причем потребность в услугах аудиторских фирм возрастает при возникновении противоречий между собственниками организации, ее менеджерами или кредиторами. В отличие же от аудита банковский надзор, осуществляемый Банком России, направлен на обеспечение интересов всего общества, государства, всех кредиторов и вкладчиков, т.е. банковский надзор имеет публично-правовой характер. Такие полномочия Банк России обязан осуществлять самостоятельно и безвозмездно, а не поручать проведение проверки кредитных организаций в порядке банковского надзора коммерческим структурам.

Предмет банковского надзора и краткая характеристика его основных направлений. Предметом банковского надзора является осуществляемая кредитными организациями банковская деятельность, в ходе которой должны соблюдаться банковское законодательство и иные нормативные акты, содержащие нормы банковского права России. Из содержания ст. 55 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)” следует, что предмет банковского надзора не ограничен только обязательными нормативами. Предметом банковского надзора охватываются практически все нормы банковского законодательства и нормативных правовых актов Банка России, касающиеся кредитных организаций, их филиалов, филиалов и представительств иностранных банков. Вместе с тем в упомянутой статье ничего не говорится о нормативных правовых актах Президента РФ, Правительства РФ, решениях Конституционного Суда РФ, если в них содержатся обязательные для кредитных организаций правила банковской деятельности либо признаются противоречащими Конституции РФ отдельные нормы банковского законодательства. Очевидно, упомянутые правовые акты, если они регулируют организационно-правовые или функциональные аспекты банковской деятельности, также следует отнести к предмету банковского надзора.

Одним из важнейших направлений государственной надзорно-контрольной деятельности в банковской системе РФ является банковский надзор за соблюдением экономических стандартов, обеспечивающих устойчивость банковской системы и кредитных организаций. Во многих нормативных правовых актах Банка России этот вид банковского надзора именуется пруденциальным (от англ. prudent – благоразумный) банковским надзором. Действующему банковскому законодательству России термин пруденциальный надзор не известен. В федеральном законодательстве содержание и особенности пруденциального банковского надзора не раскрываются. Однако более чем в 150 нормативных правовых актах Банка России активно используются такие правовые категории как “пруденциальный надзор”, “пруденциальные нормы деятельности”. Для осуществления пруденциального надзора в центральном аппарате Банка России создан специальный Департамент пруденциального надзора.

Анализ банковского законодательства позволяет сделать вывод, что пруденциальный надзор отличается от других видов банковского надзора тем, что его предметом являются государственные стандарты, обеспечивающие устойчивость банковской системы и кредитных организаций.

Задача пруденциального надзора, по мнению О.Н. Антиповой, состоит “в том, чтобы посредством постоянного контроля обнаружить на ранней стадии возникновение проблем в банке, обострение которых может вызвать неплатежеспособность и банкротство кредитной организации, в целях проведения действенных мероприятий для преодоления выявленных негативных явлений и тенденций”[12]. Поэтому вряд ли можно признать обоснованным мнение, что отличительным признаком пруденциального надзора является его “документарный” или “дистанционный” характер. Банковский надзор за соблюдением государственных стандартов устойчивости кредитных организаций может осуществляться не только в документарной (дистанционной) форме, но и в процессе проверок с выездом на место.

Соответствующие полномочия и процедуры банковского надзора за соблюдением кредитными организациями государственных стандартов закреплены в нормативных актах Банка России[13].

Надзор осуществляется на основании ежемесячных балансов кредитной организации, к которым прилагаются соответствующие справки с расчетами фактических значений обязательных экономических нормативов и расшифровка отдельных балансовых счетов, подписываемые руководителем и главным бухгалтером кредитной организации. Ответственность за достоверное и правильное составление расчетов обязательных экономических нормативов и расшифровок отдельных балансовых счетов для расчета нормативов несут банки. При этом банки, у которых отозвана лицензия на совершение банковских операций, обязательные экономические нормативы не рассчитывают.

Помимо надзора за соблюдением кредитными организациями экономических нормативов Банк России следит за соблюдением ими норм обязательных резервов, депонируемых в Банке России, за финансовым положением и т.п.

Из установленных в банковском законодательстве правил банковского надзора за стандартами, обеспечивающими устойчивость кредитных организаций, имеются исключения. Так, в Федеральном законе от 8 июля 1999 г. "О реструктуризации кредитных организаций" установлены некоторые ограничения в отношении надзорных полномочий Банка России. С момента перехода кредитной организации под управление Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО) вплоть до окончания срока осуществления плана их реструктуризации Банк России не привлекает кредитные организации к ответственности за нарушение требований банковского надзора, контроля за деятельностью кредитной организации в качестве профессионального участника рынка ценных бумаг, а также не взыскивает в бесспорном порядке с кредитной организации сумму недовнесенных средств в обязательные резервы, депонируемые в Банке России, и не налагает штрафы за нарушение норматива обязательных резервов (ст. 13 упомянутого Федерального закона).

Необходимо обратить внимание на то, что пруденциальный банковский надзор вряд ли целесообразно рассматривать в отрыве от других видов государственной надзорно-контрольной деятельности, предусмотренных в банковском законодательстве. Надзорная деятельность государства может быть эффективной только при условии, что все виды банковского надзора за банковской деятельностью кредитных организаций, включая валютный, применяются в единстве.

Непосредственным предметом банковского валютного надзора, осуществляемого в порядке ст. 55 Федерального закона “О Центральном банке РФ (Банке России)” является та часть деятельности кредитных организаций с иностранной валютой и валютными ценностями, которая непосредственным образом связана с реализацией норм банковского права. Это могут быть банковские операции, осуществляемые ими, например, в интересах своих клиентов. Это может быть надзор за использованием валюты иностранного государства и платежных средств в иностранной валюте в качестве средства платежа в России, осуществление международных расчетов, включая валютные операции, связанные с движением капитала, а также расчеты между резидентами и нерезидентами в валюте РФ. Это может быть надзор за валютными резервами кредитных организаций, за соблюдением ими банковских правил, направленных на ограничение валютных рисков, а также правил приобретения и продажи иностранной валюты и т.п. Предметом банковского валютного надзора является также осуществляемый Банком России надзор за соблюдением уполномоченными банками лимитов открытой валютной позиции[14].

Предметом иных направлений банковского надзора является надзор Банка России за соблюдением кредитными организациями установленных им правил осуществления банковских операций, включая наличные и безналичные расчетов в РФ, правил денежного обращения, порядка ведения кассовых операций и т.п. Кроме того, в рамках банковского надзора Банк России обеспечивает соблюдение кредитными организациями федеральных законов (например, антимонопольных, о защите прав потребителей банковских услуг), нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ, касающиеся банков и банковской деятельности. В рамках банковского надзора Банк России обеспечивает соблюдение кредитными организациями требований к банковской безопасности, требований к банковской инфраструктуре. В ходе банковского надзора Банк России обеспечивает соблюдение кредитными организациями требований банковского законодательства и Банка России к профессиональным и личным качествам руководителей кредитных организаций. Именно в процессе надзорно-контрольной деятельности Банк России проверяет соблюдение кредитными организациями своих предписаний и предупреждений, направленных на устранение обнаруженных правонарушений и недостатков.

Банк России не оставляет без внимания и деятельность кредитных организаций на финансовых рынках[15].

С момента принятия Федерального закона от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"[16] возникло и развивается новое направление надзорно-контрольной деятельности за кредитными организациями. Это направление связано с необходимостью постоянного наблюдения за процессами оздоровления кредитных организаций и реализацией процедуры банкротства. Так, при осуществлении мер по предупреждению несостоятельности (банкротства) кредитных организаций, Банк России в устанавливаемый им срок требует от кредитной организации представления ему плана мер по ее финансовому оздоровлению и контролирует его выполнение (ст. 13 упомянутого Федерального закона).

Значительный интерес для теории и практики банковского надзора имеет точное определение начального этапа этого вида государственного регулирования. В научной литературе высказано мнение, что начальным этапом банковского надзора является контроль за созданием кредитных организаций[17]. Однако такой подход трудно поддержать в полной мере. В строгом юридическом смысле государственная деятельность по созданию, регистрации и лицензированию кредитных организаций имеет больше характер банковского регулирования, а не банковского надзора. Поскольку банковский надзор - это та стадия управленческого процесса, которая предполагает проверку выполнения принятых решений, характеризует результат фактически осуществленного процесса, то проверка законности приобретения статуса кредитной организации возможна только после ее регистрации и лицензирования. До создания и регистрации кредитной организации, предусмотренный Федеральным законом “О Центральном банке РФ (Банке России)” и Федеральным законом “О банках и банковской деятельности”, объект банковского надзора юридически не существует, а без него нет и быть не может самого банковского надзора. Поэтому регистрация и лицензирование кредитной организации сами по себе не являются видом банковского надзора. Однако банковским надзором вполне могут быть признаны наблюдение или проверка законности регистрации или лицензирования кредитной организации после ее создания или выдачи лицензии. В этом случае, в ходе банковского надзора оценивается соблюдение учредителями (акционерами), администрацией кредитной организации банковских правил, связанных с уведомлением, а в некоторых случаях с получением согласия Банка России либо антимонопольного органа на изменение уставного капитала, состава участников, назначение руководителей кредитной организации и т.п.

Таким образом, в зависимости от того, на какой стадии государственного управленческого процесса применяются регистрационные, лицензионные, согласовательные, уведомительные, в т.ч. антимонопольные, банковские процедуры, они могут иметь либо характер банковского регулирования, либо характер банковского надзора. Так, в момент создания кредитной организации, упомянутые банковские процедуры являются элементами банковского регулирования. В последующем, например, при внесении изменений в состав учредителей, в уставный капитал и т.п., если, помимо регистрации, Банк России оценивает ранее проведенные сделки или принятые решения с точки зрения их законности, имеет место не только банковское регулирование, но и банковский надзор.

В заключение необходимо отметить, что изучение особенностей банковского надзора и контроля, определение их места в механизме надзорно-контрольной деятельности РФ способствует не только развитию науки банковского права, но и может иметь вполне осязаемые практические результаты, связанные с улучшением надзорно-контрольной деятельности в банковской системе РФ.


[1] Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. - М.: Изд-е г-на Ю.А. Тихомирова, 1998. - С. 510.

[2] См. например: Банковский надзор и аудит: учебное пособие. Под общ. Ред. И.Д. Мамоновой. - М.:ИНФРА-М, 1995, 112 с.; Антипова О.Н. Стандарты банковского надзора в России. - М.: ЦПП ЦБ РФ, 1999. - 233 с.; Антипова О.Н. Международные стандарты банковского надзора. - М.: ЦППП ЦБ РФ, 1997. - 110 с.; Парамонова Т.В. О повышении качества надзора за кредитными организациями // Деньги и кредит. - 1999. № 10. - С. 3-7 и т.п.

[3] См. например: Положение об организации внутреннего аудита в Центральном банке РФ, утвержденное Приказом Банка России от 31 марта 1997 г. № 02-140; Письмо Банка России от 7 октября 1999 г. № 289-Т “О мерах по повышению уровня внутреннего контроля в банках”; Положение Банка России “Об организации внутреннего контроля в банках” от 28 августа 1997 г. № 509; Письмо Банка России от 18 августа 1998 г. № 173-Т “О применении Положения Банка России от 28 августа 1997 г. № 509 “Об организации внутреннего контроля в банках”; Указание Банка России от 7 июля 1999 г. № 603-У.

[4] См. например: Карасева М.В. Финансовое право. Общая часть: Учебник. - М.: Юристъ, 1999. - С.176.

[5] Ст. 2 Федерального закона от 9 июля 1999 г. № 159-ФЗ "О введении в действие Бюджетного кодекса Российской Федерации". Необходимо отметить, что казначейская система исполнения бюджета вместо банковской начала создаваться уже в 1992 г. (см. например: Указ Президента РФ от 8 декабря 1992 г. № 1556 "О федеральном казначействе").

[6] Указ Президента РФ от 25 июля 1996 г. № 1095 “О мерах по обеспечению государственного финансового контроля в Российской Федерации”// Российская газета, 1996, 1 августа.

[7] См., напр. :Советское административное право: Учебник /Под ред. П.Т. Василенкова. - М.: Юрид. лит.,1990.-С.240-268; Овсянко Д.М. Административное право: Учебное пособие/ Под ред. Проф. Г.А. Туманова. - М.: Юрист, 1999. - С. 144-148.

[8] См. также: Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" //Российская газета от 4 марта 1999 г.; Положение Банка России от 14 мая 1999 г. № 76-П "О временной администрации по управлению кредитной организацией" //Вестник Банка России" от 25 мая 1999 г., № 31; Положение Банка России от 29 марта 1999 г. № 73-П "Об уполномоченных представителях Центрального банка Российской Федерации (Банка России) в кредитных организациях" //Вестник Банка России" от 7 апреля 1999 г., № 21.

[9] То же самое касается антимонопольного контроля, упоминаемого в ст. 32 Федерального закона “О банках и банковской деятельности”, который в большей мере является разновидностью банковского надзора, чем самостоятельным направлением банковского контроля.

[10] В целях единообразного применения правовой терминологии в дальнейшем, применительно к надзорно-контрольным полномочиям Банка России, в настоящей работе будут употребляться термины, используемые в правовых актах.

[11] О недостатках в осуществлении банковского надзора см. например: Письмо Банка России от 24 мая 1999 г. № 158-Т "О недостатках в организации работы территориальных учреждений Банка России по надзору за кредитными организациями"//Еженедельник официальной информации "Курьер", от 15 июня 1999 г., № 17 - 20.

[12] Антипова О.Н. Стандарты банковского надзора в России. - М.: ЦПП Банка России, 1999. - С. 67.

[13] См.: Инструкция Банка России от 1 октября 1997 г. № 1 "О порядке регулирования деятельности банков" и Положение Банка России "О введении в действие Положения "О пруденциальном регулировании деятельности небанковских кредитных организаций, осуществляющих операции по расчетам, и организаций инкассации" (утверждено Приказом Банка России от 8 сентября 1997 г. № 02-390).

[14] См.: Приказ Банка России от 22 мая 1996 г. № 02-171 “О введении в действие Инструкций “Об установлении лимитов открытой валютной позиции и контроле за их соблюдением уполномоченными банками Российской Федерации” и “О порядке отчетности по конверсионным операциям уполномоченных банков Российской Федерации, являющихся ведущими операторами межбанковского валютного рынка”.

[15] См. например: Приказ Банка России от 18 июля 1997 г. № 02-312 "О введении в действие "Временного положения о региональных центрах Банка России по контролю за деятельностью кредитных организаций на финансовых рынках".

[16] Российская газета от 4 марта 1999 г.

[17] Антипова О.Н. Стандарты банковского надзора в России. - М.: ЦПП Банка России, 1999. - С. 9.

 
< Пред.   След. >

Свежие публикации