Сейчас Вы здесь:Главная arrow Статьи arrow Правовые проблемы денежно-кредитного регулирования в государствах с переходной экономикой (российски arrow Я.А. Гейвандов. Процессуальные гарантии освобождения от уголовной ответственности...

Регулирование финансовой и банковской систем

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ И УЧЕБНО-ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ

Создан 1 декабря 2008 года проф. Я.А. Гейвандовым

"Всякому теперь кажется, что он мог бы наделать много добра на месте и в должности другого, и только не может сделать его в своей должности. Это причина всех зол. Нужно подумать теперь о том всем нам, как на своем собственном месте сделать добро" (Н.В.Гоголь).
Я.А. Гейвандов. Процессуальные гарантии освобождения от уголовной ответственности... Версия для печати Отправить на e-mail
проф. Я. А. Гейвандов   
вторник, 28 июля 2009

Я.А. Гейвандов. Процессуальные гарантии освобождения от уголовной ответственности в стадии возбуждения уголовного дела

(статья была написана в апреле 1989 г. и опубликована в «Сборник статей № 25.-М.: Военный Краснознаменный институт, 1989.-С. 168-173)

В Политическом докладе ЦК КПСС XXYII съезду КПСС отмечалось: «Строжайшим образом должны соблюдаться демократические принципы правосудия, равенства граждан перед законом, другие гарантии, обеспечивающие защиту интересов государства и каждого гражданина»[1].

Актуальное значение для советской уголовно-процессуальной науки и практики приобретает изучение и дальнейшее совершенствование системы процессуальных гарантий.

Под процессуальными гарантиями принято понимать установленные законодательством об уголовном судопроизводстве средства, обеспечивающие выполнение задач уголовного процесса и защиту прав и свобод личности. Можно выделить процессуальные гарантии установления истины по уголовному делу, гарантии защиты прав и свобод личности, гарантии неотвратимости ответственности за преступление и т.д.[2]

Самостоятельную группу образуют процессуальные гарантии законности освобождения от уголовной ответственности, имеющие особое значение в стадии возбуждения уголовного дела. В этой системе процессуальных гарантий имеются пробелы, исследованию которых посвящена данная статья.

В ст. 10 УПК РСФСР (и соответствующих статьях УПК других союзных республик) предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности без возбуждения уголовного дела. Но процессуальная форма применения правовых норм, установленных в упомянутой выше статье УПК РСФСР, в законе не установлена. Сложившееся положение приводит на практике к неоправданному многообразию процессуальных форм освобождения от уголовной ответственности, что порождает нарушения законности. В связи с этим содержание указанной статьи вызывает справедливую критику в юридической литературе[3].

Статья 10 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК других союзных республик продолжают действовать и достаточно широко применяются в практике правоохранительных органов[4].

Имеют место случаи освобождения от уголовной ответственности в порядке ст. 10 УПК без проведения какой-либо проверки и без составления какого-либо процессуального документа. Такая практика снижает ответственность должностных лиц за принятое решение, ущемляет права и интересы личности, ограничивает право заинтересованных лиц на обжалование принятого решения и т.д. Именно в связи с этим Л.М. Карнеева отмечала: «Применение ст. 10 УПК РСФСР без вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела может привести и приводит к необоснованным решениям»[5].

По мнению Г. Виттенберга, освобождение от уголовной ответственности «допустимо лишь после возбуждения дела и проведения предварительного расследования»[6].

Решение об освобождении от уголовной ответственности на основании ст. 10 УПК РСФСР принимается, как правило, в порядке ст.ст. 109-113 УПК РСФСР и выражается в постановлении об отказе в возбуждении дела. В то же время эти статьи в качестве основания для отказа в возбуждении дела не предусматривают наличие обстоятельств, установленных ст. 10 УПК РСФСР. Л.М. Карнеева в связи с этим высказала мнение о несовершенстве ст. 113 УПК РСФСР и предложила уточнить ее содержание, указать в ней не на отсутствие оснований к возбуждению уголовного дела, а на основания отказа в возбуждении дела, включив в это понятие обстоятельства, перечисленные в ст.ст. 5 и 10 УПК РСФСР[7]. Такое предложение представляется правомерным. Между ст.ст. 5 и 10 УПК РСФСР имеются некоторые различия. В первом случае соответствующим должностным лицам правоохранительных органов предоставляется право освободить лицо от уголовной ответственности без возбуждения уголовного дела, несмотря на совершенное им правонарушение (деяние, содержащее признаки преступления). Во втором случае закон предусматривает обстоятельства, исключающие производство по делу, даже при наличии в деянии лица состава преступления (акт амнистии, истечение сроков давности).

Таким образом, законодатель признает, что имеющиеся различия между ст.ст. 5 и УПК РСФСР не являются существенными, поскольку эти статьи в своей основе имеют общую юридическую природу и их применение влечет одинаковые юридические последствия для граждан: лицо, в отношении которого принято решение в соответствии с вышеназванными статьями, виновным в совершении преступления не признается, а совершенное им деяние не оценивается государством (в лице суда) как преступление.

Однако предложение Л.М. Карнеевой при всей его важности не может окончательно решить проблемы, возникающие в связи с применением ст. 10 УПК РСФСР.

Статьи 108-114 УПК РСФСР устанавливают порядок возбуждения уголовного дела, отказа в его возбуждении, направления заявления или сообщения по подследственности (подсудности), но не устанавливают порядка освобождения от уголовной ответственности. Это разные по своей правовой природе уголовно-процессуальные институты. Следовательно, процессуальные формы принятия решений в порядке ст. 109 УПК РСФСР и в порядке ст. 10 УПК РСФСР должны быть различными и отражать их специфику. Процессуальная форма освобождения от уголовной ответственности без возбуждения уголовного дела должна обеспечивать установление истины, доказанность совершения лицом деяния, содержащего признаки преступления, защиту прав и законных интересов граждан. К процессуальной форме ст.ст. 108-114 УПК РСФСР предъявляются менее строгие требования. Достаточно установить, что имеются основания для возбуждения уголовного дела или обстоятельства, исключающие производство по делу. Такое решение может быть реально принято в установленный законом срок не более 3 суток, а в исключительных случаях – до 10 суток. Но этот срок явно недостаточен, чтобы сделать достоверный вывод о характере правонарушения и личности правонарушителя, чтобы доказать факт совершения лицом деяния, содержащего признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности, и возможность исправления этого лица с помощью мер общественного воздействия.

Отсутствие должного правового регулирования порядка применения ст. 10 УПК РСФСР является одной из причин, существование которых приводит к тому, что «во многих органах прокуратуры и внутренних дел исключительный срок стал обычным… Такое положение нельзя признать нормальным»[8].

Освобождение от уголовной ответственности без возбуждения уголовного дела должно производиться лишь на основании доказывания, а собранные материалы, по которым осуществляется юридическая квалификация деяния и принимается решение об освобождении от уголовной ответственности, должны иметь статус доказательств[9]. Предусмотренный же ст.ст. 108-114 УПК РСФСР порядок не может обеспечить достоверного установления всех обстоятельств совершенного правонарушения и, следовательно, не может быть процессуальной формой освобождения от уголовной ответственности. Именно поэтому требуется установление в законе процессуальной формы освобождения от уголовной ответственности без возбуждения уголовного дела[10].

Внесенные Указом президиума Верховного Совета РСФСР от 25 января 1985 г.[11] в уголовно-процессуальное законодательство изменения, расширившие применение протокольной формы досудебной подготовки материалов, позволяют использовать эту процессуальную форму при освобождении от уголовной ответственности (ч. 5 ст. 415 УПК РСФСР). Однако и уголовно-процессуальное законодательство с внесенными изменениями не содержит конкретного указания на то, что освобождение от уголовной ответственности без возбуждения уголовного дела должно осуществляться исключительно в протокольной форме досудебной подготовки материалов. В целях усиления процессуальных гарантий законности и обоснованности освобождения от уголовной ответственности, по нашему мнению, представляется целесообразным внести ряд изменений и дополнений в некоторые нормы уголовно-процессуального законодательства.

Так, ч. 1 ст. 10 УПК РСФСР предлагается изложить в следующей редакции: «В случае совершения лицом деяния, содержащего признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности, когда возможно исправление этого лица мерами общественного воздействия, суд, прокурор, а также следователь и орган дознания, с согласия прокурора, вправе в порядке, предусмотренном главой тридцать четвертой настоящего кодекса, не возбуждая уголовного дела, освободить лицо от уголовной ответственности, передав материалы на рассмотрение товарищеского суда или комиссии по делам несовершеннолетних, либо передать лицо на поруки трудовому коллективу или общественной организации для перевоспитания и исправления, о чем в соответствии со ст. 113 УПК РСФСР выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с применением к лицу одной из указанных мер общественного воздействия».

Поддерживая точку зрения Л.М. Карнеевой о несовершенстве ст. 113 УПК РСФСР, автор предлагает изложить часть 1 этой статьи в следующей редакции: «Основаниями к отказу в возбуждении уголовного дела являются обстоятельства, предусмотренные статьями 5 и 10 УПК РСФСР. Установив в предусмотренном законом порядке хотя бы одно из указанных в этих статьях обстоятельств, суд, прокурор, следователь или орган дознания отказывают в возбуждении уголовного дела».

В связи с предлагаемыми изменениями нуждаются в уточнении и некоторые другие статьи УПК РСФСР и других союзных республик.

Использование протокольной формы при освобождении от уголовной ответственности без возбуждения уголовного дела позволит принимать законные и обоснованные решения, устанавливать в определенном законом порядке факт совершения лицом деяния, содержащего признаки преступления. Урегулирование в законе процессуальной формы освобождения от уголовной ответственности в стадии возбуждения дела станет существенной процессуальной гарантией прав и законных интересов личности, законности и обоснованности принятого процессуального решения.

Назрела необходимость в усилении конкретных процессуальных гарантий личности при применении ст. 10 УПК РСФСР. В уголовно-процессуальном законодательстве закреплены процессуальные гарантии правонарушителей, освобождаемых от уголовной ответственности. Между тем особого внимания требует проблема усиления процессуального статуса и процессуальных гарантий пострадавших[12]. По действующему законодательству пострадавшие в случаях, предусмотренных ст. 10 УПК РСФСР, никаких процессуальных прав не имеют, а их процессуальное положение в законе вообще не урегулировано. Вместе с тем по степени урегулированности в законе правового статуса потерпевшего (пострадавшего) можно судить об уровне защиты обществом демократических прав и свобод граждан[13].

Так как вред гражданину может быть причинен не только преступлением, но и деянием, содержащим признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности, предлагается внести изменения в ст.ст. 53-54 УПК РСФСР. Необходимо указать, что потерпевшим или гражданским истцом может быть признано лицо, которому причинен вред не только преступлением, но и деянием, содержащим признаки преступления, за совершение которого лицо не подверглось осуждению судом в связи с освобождением от уголовной ответственности.

Совершенствуя процессуальные гарантии личности потерпевшего, необходимо внести изменения в части 3 и 4 ст. 113 УПК РСФСР, а именно: установить обязанность должностных лиц правоохранительных органов уведомлять потерпевшего об освобождении правонарушителя от уголовной ответственности, разъясняя право на обжалование принятого решения соответствующему прокурору. Необходимо предоставить потерпевшему право на получение копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и право знакомиться со всеми материалами, на основании которых принято решение об освобождении правонарушителя от уголовной ответственности[14].

Представляется также целесообразны в УПК союзных республик закрепить обязанность должностных лиц правоохранительных органов при освобождении лица от уголовной ответственности без возбуждения дела принять меры к возмещению ущерба, причиненного потерпевшему, как это установлено в ч. 2 ст. 9 УПК Эстонской ССР.

Вопросы установления четкой процессуальной формы, совершенствования процессуальных гарантий при освобождении лица от уголовной ответственности в стадии возбуждения уголовного дела требуют скорейшего законодательного урегулирования.


[1] Материалы XXYII съезда Коммунистической партии Советского союза. - М., 1986.-С. 61.

[2] См.: Кобликов А.С. Уголовно-процессуальные гарантии эффективности правоохранительной деятельности // Сов. гос. и право. – 1984.-№5.-С. 57-58. См. также: Полянский Н.Н. Вопросы теории уголовного процесса.-М., 1956.-С. 68, 69; Строгович М.С. курс советского уголовного процесса.-М., 1968.-С. 56.

[3] См. например: Виттенберг Г. Существенные изъяны правила, установленного ст. 10 УПК РСФСР //Соц. законность.-1969.-№11; Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. - М., 1975. – С. 128-135; Яцовскис. Е.А. Беседа за круглым столом //Сов. гос. и право. – 1988. - № 3. – С. 96 и др.

[4] Например, от общего числа освобожденных от уголовной ответственности, без возбуждения уголовного дела в Иркутской области было освобождено в 1966 году 13,5%, а в 1967 году – 13,2% (см.: Виттенберг Г. Указ. соч. – С. 43); в среднем по областям 60-70% лиц освобождено от уголовной ответственности за хищения (см.: Тюрин С. Условия применения мер общественного воздействия за хищения // Соц. законность. – 1969. - № 12. – С. 12). Такое же положение в практике применения ст. 10 УПК РСФСР сохраняется и в настоящее время.

[5] Карнеева Л. Основания отказа в возбуждении уголовного дела // Соц. законность. – 1977. - №3. – С. 56.

[6] Виттенберг Г. Указ. соч. – С. 44.

[7] См.: Карнеева Л. Указ. соч. – С. 56.

[8] Чувилев А. Анализ статистических данных о своевременности и обоснованности разрешения заявлений и сообщений о преступлениях // Соц. законность. – 1980. - № 10. – С. 51.

[9] См.: Карнеева Л. Указ. соч. – С. 56; Виттенберг Г. Указ. соч. – С. 44; Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 24 декабря 1985 г. № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел с протокольной формой досудебной подготовки материалов» (п. 12) // Бюлл. Верховного Суда РСФСР. – 1986. - № 3.

[10] Си., например: Лобанова Л.В. Юридическая природа и процессуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности: Автореф. Дис. … канд. юр. Наук. – Казань, 1986. – С. 15.

[11] См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1985. - № 5. – С. 163.

[12] См.: Савинов В.Н. Гарантии законных интересов потерпевшего при возбуждении уголовного дела // Гарантии прав личности в социалистическом праве и процессе. – Ярославль, 1981. – С. 58, 63; Савицкий В.М. Потерпевший в советском уголовном процессе // Сов. гос. и право. – 1984. - № 3. – С. 51.

[13] См.: Галкин Б., Ружек А. Потерпевший как субъект уголовно-процессуальной деятельности (теория и практика СССР И ЧССР) // Вестн. Моск. ун-та. – Сер. II. Право. – 1987. - № 2. С. 28.

[14] См., например: Степанов В.В. Предварительная проверка материалов о преступлениях. – Саратов, 1972. – С. 18 и др.

 
< Пред.   След. >

Свежие публикации