Сейчас Вы здесь:Главная arrow Статьи arrow Правовые проблемы денежно-кредитного регулирования в государствах с переходной экономикой (российски arrow Я.А. Гейвандов. Состояние и некоторые проблемы межгосударственной интеграции в денежно-кредитной....

Регулирование финансовой и банковской систем

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ И УЧЕБНО-ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ

Создан 1 декабря 2008 года проф. Я.А. Гейвандовым

"Всякому теперь кажется, что он мог бы наделать много добра на месте и в должности другого, и только не может сделать его в своей должности. Это причина всех зол. Нужно подумать теперь о том всем нам, как на своем собственном месте сделать добро" (Н.В.Гоголь).
Я.А. Гейвандов. Состояние и некоторые проблемы межгосударственной интеграции в денежно-кредитной.... Версия для печати Отправить на e-mail
проф. Я. А. Гейвандов   
вторник, 11 августа 2009

Я.А. Гейвандов. Состояние и некоторые проблемы межгосударственной интеграции в денежно-кредитной сфере на постсоветском пространстве

(исследование выполнено при финансовой поддержке Российского Гуманитарного Научного Фонда в рамках научно-исследовательского проекта № 06-03-00207а в январе-июне 2006 г. и опубликовано в Ежегоднике Центра публично-правовых исследований «Публично-правовые исследования». Том 1. М. 2006. С. 492-512)

Денежно-кредитная система - сложнейшее социальное, экономическое, политическое и правовое явление. Без денежно-кредитной системы функционирование современного общества просто невозможно. Благодаря денежно-кредитной сфере обеспечивается перераспределение денежных средств в целях экономического воспроизводства и достижения обществом социально-экономического роста. Участникам общественных отношений оказываются инвестиционные, страховые, пенсионные, банковские и иные услуги на денежно-кредитном рынке. Именно в рамках денежно-кредитной системы:

обеспечивается свободное перемещение капитала в те отрасли экономики и на те территории, где его использование является наиболее прибыльным или социально полезным;

организуется и регулируется денежное обращение, включая платежно-расчетные механизмы;

принимаются меры по пресечению финансирования терроризма, легализации денег, нажитых преступным путем, осуществляются иные контрольные и надзорные функции (валютный контроль, банковский надзор, страховой надзор, контроль и надзор на фондовом рынке и т.п.);

реализуются иные задачи, способствующие эффективному функционированию общества как единого социально-экономического и политико-правового механизма.

Единая денежно-кредитная сфера государства включает денежные средства государственных и муниципальных бюджетов всех уровней; средства государственных внебюджетных фондов, средства Банка России; средства кредитных и иных организаций, денежные средства физических лиц. В организационном смысле денежно-кредитную систему образуют центральные банки, государственные финансовые органы, кредитные организации, пенсионные фонды, страховые компании, инвестиционные фонды, валютные биржи, фондовые биржи и иные организации. Основным отличительным признаком организаций, образующих денежно-кредитную систему, является объект их деятельности, а именно: деньги, организация денежного обращения, инвестиции, кредитование и т.п. Эта связь обусловлена использованием общего объекта предпринимательской или иной социально полезной деятельности - денег, и единством его правового регулирования. Поэтому вышеупомянутая сфера любого государства не может оставаться вне единой государственной денежно-кредитной политики.

Интересы национальной денежно-кредитной системы обеспечиваются не только на уровне внутренней государственной политики, но и внешнеполитическими мерами, включая использование практики заключения международных договоров.

Правовые формы, порядок международного сотрудничества в денежно-кредитной сфере, а также соответствующие полномочия органов государственной власти, включая Банк России, установлены в Конституции РФ и принятых на ее основе федеральных законах (например, в Федеральных законах: от 15 июля 1995 г. № 102-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»; от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»; от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» и др.). Не случайно Конституция России признает общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации составной частью ее правовой системы (ст. 15).

Политические и экономические процессы, происходящие в мире, характеризуются объединением государств в союзы, сотрудничеством в рамках международных организаций (ООН, ВТО, МВФ, АСЕАН и др.), реальным существованием мировых валют и глобализацией финансовых рынков. Поэтому, являясь частью многообразного мира, Российская Федерация, как и любое другое государство, при реализации собственной экономической и денежно-кредитной политики не может не учитывать устойчивые международные и межгосударственные денежно-кредитные связи и отношения. Более того, прямо или косвенно она обречена быть их активным участником.

Однако прямое участие (или не участие) в конкретных интеграционных межгосударственных процессах и международных объединениях в сфере денег и кредита требует внимательного подхода к обеспечению собственных интересов России с учетом возможных социальных, политических, экономических, правовых, страновых и прочих рисков.

Процессы взаимодействия с другими государствами, в особенности с независимыми государствами, возникшими на территории бывшего СССР, оказывают влияние не только на внешнюю политику России, но и на ее внутреннюю экономическую, денежно-кредитную политику, на формы и методы денежно-кредитного регулирования. В этом смысле межгосударственные обязательства России, в полной мере не учитывающие её национальные интересы либо обязательства других государств по отношению к России, в полной мере этими государствами не реализуемые, конечно же, могут способствовать нарушению национальных интересов нашего общества, ухудшению экономической ситуации в самой России и ущемлению экономических интересов её граждан.

Поэтому опыт международного сотрудничества с бывшими союзными республиками в сфере денежно-кредитных отношений (в том числе и негативный) и эффективность такого сотрудничества с точки зрения национальных интересов Российской Федерации, безусловно, нуждается в анализе и подлежит учету при выстраивании политики на постсоветском пространстве в ХХI в.

России необходимо ориентироваться не только на «братские» отношения с бывшими союзными республиками, но в первую очередь на интересы собственного народа на основе добрососедства и взаимной выгоды от сотрудничества с другими странами. В последние годы целесообразность такого подхода становится все более очевидной. Например, в стратегическом курсе Российской Федерации с государствами – участниками Содружества Независимых Государств подчеркивается, что «развивая отношения с партнерами по СНГ, важно твердо руководствоваться принципом ненанесения ущерба интересам России»[1]. Хотя, на наш взгляд, следовало бы уточнить акценты и ориентироваться не столько на принцип «ненанесения ущерба интересам» России, сколько на принцип «приоритета обеспечения национальных интересов России».

В конце 80-х начале 90-х гг. прошлого века в СССР начались дезинтеграционные процессы. Но и в обстоятельствах политической и экономической дезинтеграции потребность во взаимодействии и сотрудничестве не просто сохранялась, а возрастала. Только качество, уровень и цели такого сотрудничества приобрели иной характер.

После распада СССР на постсоветском пространстве возникли новые независимые государства, экономическая и политическая жизнь в которых была настолько взаимозависима, что потребовала сохранения преемственности в новых геополитических реалиях и продолжения сотрудничества в новом качестве – как суверенных, независимых государств.

При этом каждое из государств имело и имеет собственные экономические интересы, геополитические устремления и соответственно собственную стратегию межгосударственных отношений. На этой основе бывшие союзные республики строили и продолжают строить свои взаимоотношения. В последнее время применительно к Содружеству Независимых Государств многие политики все чаще упоминают о постсоветской интеграции как о форме «цивилизованного развода», а вовсе не долгосрочного объединения[2]. В то же время в первые годы после распада СССР правительства большинства бывших союзных республик делали заявления и подписывали международные соглашения с Россией, провозглашающие совсем иные идеи: глубокую экономическую интеграцию вплоть до создания единой денежно-кредитной системы и единой рублевой зоны.

За прошедшие годы на постсоветском пространстве с участием государств, образованных на территории бывшего СССР, было создано несколько политико-экономических образований[3], среди которых: Содружество Независимых Государств (СНГ), Союзное государство России и Белоруссии, Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Единое экономическое пространство (ЕЭП), организация Центральноазиатское сотрудничество, Кавказская четверка, ГУАМ, организация Черноморского экономического сотрудничества и некоторые другие.

Наиболее серьезные идеи взаимной интеграции в денежно-кредитной сфере были продекларированы в рамках СНГ, Союзного государства России и Белоруссии, а также ЕврАзЭС и ЕЭП. Каждое из вышеперечисленных межгосударственных объединений имеет собственную базу международных правых актов и договоров.

Помимо многостороннего сотрудничества в рамках вышеупомянутых межгосударственных объединений, Россия и другие государства, образованные на постсоветском пространстве, осуществляют и двустороннее сотрудничество в денежно-кредитной сфере, о чем свидетельствуют многочисленные двусторонние договоры (соглашения), подписанные ими.

Между тем практическое исполнение принятых международных правовых актов о сотрудничестве в сфере денежно-кредитного регулирования оставляет желать лучшего. Значительная часть интеграционных обязательств так и осталась на уровне деклараций.

С 90-х гг. прошлого века многие государства Содружества, не добиваясь реализации уже действующих договоров в рамках СНГ о сотрудничестве в денежно-кредитной сфере на двусторонней или многосторонней основе, продолжали создавать новые межгосударственные объединения и подписывать новые международно-правовые документы о взаимных обязательствах по интеграции денежно-кредитных систем с Российской Федерацией. Таким образом, формально декларировались идеи сближения денежно-кредитных сфер большинства бывших союзных республик с Россией, а фактически эти идеи оставались без исполнения.

Полностью не реализовав подписанные соглашения в рамках СНГ, а также подписанные с бывшими союзными республиками двусторонние соглашения, некоторые государства постсоветского пространства создали Евразийский экономический Союз, Союз России и Белоруссии, Единый таможенный Союз, а также Единое экономическое пространство. Причем в каждом из упомянутых политико-экономических образований декларируются идеи денежно-кредитной интеграции, по-прежнему остающиеся не реализованными.

При этом Россия, особенно в первые годы создания Содружества, добросовестно исполняла взятые на себя многосторонние и двусторонние обязательства в рамках продекларированного объединения денежно-кредитных систем с некоторыми государствами СНГ, а именно: в контексте принятых на себя обязательств кредитовала российскими рублями центральные банки независимых государств; обеспечивала их наличными рублями, вплоть до доставки банкнот в соответствующие государства; содействовала в организации платежей и расчетов, как существенных условий участия соответствующих государств в объединенной денежно-кредитной системе.

Значительную часть своих международно-правовых двусторонних и многосторонних обязательств перед государствами – членами СНГ в денежно-кредитной сфере Россия не только выполнила, но и оговорила их с третьими странами. Так, предоставленные Россией преимущества в двустороннем порядке на основе соответствующих соглашений или сложившейся практики странам бывшего СССР в денежно-кредитной сфере были зафиксированы в Соглашении от 24 июня 1994 г. о партнерстве и сотрудничестве, учреждающем партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой. Например, специальные льготные условия деятельности в банковском и финансовом секторе России, включая учреждение и функционирование кредитных организаций, движение капитала, текущие платежи и доступ к ценным бумагам России для резидентов государств бывшего СССР в течение переходного периода (прил. 1 к Соглашению от 24 июня 1994 г.).

Можно выделить несколько основных направлений межгосударственного сотрудничества в денежно-кредитной сфере на постсоветском пространстве. Важнейшим из них, безусловно, следует признать создание единой денежно-кредитной системы, единого платежного и валютного союза, включая введение единой валюты. Причем эта идея зафиксирована в международных правовых актах в рамках не только СНГ, но и ЕврАзЭС, ЕЭП, а также во многих двусторонних соглашениях между Россией и независимыми государствами на постсоветском пространстве.

Например, было принято решение о формировании денежно-кредитной системы и переходе к единой валюте в Союзном государстве России и Белоруссии, а это уже совершенно иное межгосударственное образование, точнее новое государство. При этом по-прежнему неясно, насколько единые денежно-кредитные системы самих России и Белоруссии как суверенных государств должны соотноситься с единой денежно-кредитной системой и единой валютой Союзного государства, а тем более с предполагаемой единой денежно-кредитной системой государств участников СНГ, ЕврАзЭС или ЕЭП. Ответы на этот и многие другие вопросы в действующих международных правовых актах отсутствуют.

Анализ основополагающих международных правовых актов, регулирующих различные аспекты сотрудничества в денежно-кредитной сфере на постсоветском пространстве, свидетельствует о том, что цели и принципы такого сотрудничества хоть и сформулированы в соответствующих договорах (соглашениях), но либо не согласованы с национальным законодательством и международно-правовыми актами, либо должным образом не исполняются на практике. Более того, имеются случаи, когда создание различных союзов, дублирующих друг друга, декларируется  в рамках одного межгосударственного объединения. Например, в рамках СНГ созданы и Экономический союз, и Таможенный союз, и Единое экономическое пространство. В рамках Экономического союза также существует Единое экономическое пространство. Рассмотрим эти и некоторые другие проблемы более подробно.

Впервые идеи о сохранении или объединении денежно-кредитных систем бывших союзных республик были заявлены на межгосударственном уровне практически сразу после распада СССР в Соглашении о защите интересов государств рублевой зоны в случае введения отдельными государствами национальной валюты от 6 июля 1992 г.[4] и в Соглашении о практических мерах по созданию рублевой зоны нового типа от 7 сентября 1993 г.[5]

В ст. 3 Договора от 24 сентября1993 г. «О создании Экономического союза» установлено, что Экономический союз предполагает: свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы; согласованную денежно-кредитную, бюджетную, налоговую, ценовую, внешнеэкономическую, таможенную и валютную политику; гармонизированное хозяйственное законодательство; наличие общей статистической базы государств участников[6].

В рамках Экономического союза предполагались поэтапное углубление интеграции, координация действий в осуществлении экономических реформ через: межгосударственную (многостороннюю) ассоциацию свободной торговли; таможенный союз; общий рынок товаров, услуг, капиталов и рабочей силы; валютный (денежный) союз. При этом для каждой формы интеграции предусматривается комплекс взаимосвязанных мероприятий, которые должны были быть приняты и осуществлены в соответствии с отдельными соглашениями.

Государства - участники Экономического союза приняли решение согласовывать политику в области денежно-кредитных, валютных и финансовых отношений, а сам процесс денежно-кредитной интеграции осуществить в несколько этапов. Так, на этапе функционирования межгосударственной ассоциации свободной торговли государствами частниками было принято решение использовать в своих валютно-кредитных и финансовых отношениях: мультивалютную систему, охватывающую национальные валюты, функционирующие в отдельных государствах; систему, основанную на рубле Российской Федерации. На этапе формирования валютного союза должно было быть обеспечено создание платежного союза и переход во взаимных расчетах к моновалютной системе, основанной на общей (резервной) валюте, в основе которой лежат наиболее употребляемые и стабильные валюты Договаривающихся Сторон.

По мере углубления интеграционных процессов именно платежный союз должен был трансформироваться в валютный союз, предусматривающий: применение плавающих курсов валют и согласование пределов их взаимных колебаний, введение банковского механизма поддержания курсов валют и достижение полной конвертируемости национальных валют.

Одновременно не исключалось, что государства, заключившие Соглашение о практических мерах по созданию рублевой зоны нового типа или присоединившиеся к нему, могут регулировать взаимные отношения по объединению денежных систем с Россией на двусторонней основе путем заключения соответствующих соглашений с Российской стороной.

26 февраля1999 г. был подписан Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве[7], который также в качестве одной из целей формирования Единого экономического пространства провозглашал: эффективное функционирование общего (внутреннего) рынка товаров, услуг, капитала и труда, а также проведение согласованной налоговой, денежно - кредитной, валютно-финансовой, торговой, таможенной и тарифной политики. Единое экономическое пространство создано в том числе на основании упоминавшегося ранее Договора о создании Экономического союза от 24 сентября 1993 г., положения которого не были отменены. Более того, при сохранении положений об Экономическом союзе был создан совершенно иной экономический союз, именуемый Единым экономическим пространством.

Однако практически все международные правовые акты, учреждающие межгосударственные региональные интеграционные объединения на постсоветском пространстве, в качестве основополагающего международно-правового принципа, формирования Экономического союза либо Единого валютного союза провозглашают принцип сохранения своего государственного суверенитета[8].

Итак, в основе упомянутых выше международных договоров лежит принцип уважения и сохранения государственного суверенитета государств участников, что даже формально-юридически затрудняет объединение денежно-кредитных систем государств участников. Между тем эффективная денежно-кредитная система – показатель экономической, социальной и политической устойчивости общества, важнейший признак государственного суверенитета. Следовательно, в самих основополагающих договорах, декларирующих создание экономических союзов, объединение денежно-кредитных систем, включая формирование единого валютного союза, заложены некоторые концептуальные противоречия. Очевидно, эти обстоятельства наряду с другими экономическими, политическими, социальными и юридическими проблемами способствуют тому, что большая часть международно-правовых норм, декларирующих объединительные процессы и направленных на сотрудничество в сфере регулирования денег и кредита, в течение многих лет остаются не исполненными.

Даже такой, казалось бы, взаимовыгодный и желаемый Союз между Россией и Белоруссией, в том числе в части, касающейся объединения денежно-кредитных систем двух государств и создания единой валюты, не реализуется, несмотря на все принятые ранее на высшем уровне решения, включая межгосударственный план, устанавливающий конкретные направления интеграции и конкретные даты их исполнения.

Более того, в 2006 г. был поставлен под сомнение сам факт существования Союза России и Белоруссии в связи с имеющимися политическими и экономическими противоречиями между двумя государствами, например: по вопросам о конституционном акте Союзного государства; о полномочиях, передаваемых органам Союзного государства; о стоимости российского газа и нефти для белорусских потребителей[9].

Значительная часть договоренностей, касающихся создания единой рублевой зоны или единого валютного союза на постсоветском пространстве, осталась нереализованной, в том числе по причине существования упомянутого выше концептуального противоречия. Объединить денежно-кредитные системы различных государств, в особенности на основе единой валюты, и при этом сохранить неизменными суверенные полномочия государств-участников вряд ли возможно. Более того, не добившись полного исполнения решений о создании Экономического союза, принятых в 1993 г., о создании Единого экономического пространства, принятых в 1999 г., Россия, Белоруссия, Казахстан и Украина в 2003 г. объявили о создании нового межгосударственного экономического сообщества, но с прежним названием – Единое экономическое пространство. Соответствующие международно-правовые документы были подписаны 19 сентября 2003 г. в Ялте президентами России, Белоруссии, Казахстана и Украины (Соглашение о формировании Единого экономического пространства и Концепция о формировании Единого экономического пространства)[10]. Тем самым четыре наиболее развитые в экономическом отношении государства СНГ, на долю которых приходится около 90% BВП стран Содружества, вновь пытаются создать еще одну «региональную интеграционную организацию», объединяющую таможенные территории государств-участников, обеспечивающую свободу перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проведение единой внешнеторговой и согласованной налоговой, денежно-кредитной и валютно-финансовой политики, а также возможное использование единой валюты. Единое экономическое пространство предполагается формировать поэтапно на принципах добровольности и экономической взаимовыгодности, а также с учетом возможности разноуровневой и разноскоростной интеграции.

Как отмечается в официальных документах МИД России, российская сторона исходит из того, что на первом этапе обеспечивается создание режима свободной торговли, формируются предпосылки таможенного союза и единой конкурентной среды, осуществляются меры по гармонизации законодательства. На втором этапе - завершается формирование зоны свободной торговли без изъятий и ограничений, проводится единая конкурентная политика, создается таможенный союз с общим таможенным тарифом. На третьем этапе, в ходе которого завершается формирование Единого экономического пространства, предполагается обеспечить полную свободу передвижения услуг, капиталов и рабочей силы.

Главные направления и мероприятия, в соответствии с которыми будет разворачиваться практическая деятельность по созданию Единого экономического пространства, будут определены в Комплексе основных мер по его формированию. Подходы России, Белоруссии и Казахстана по большинству ключевых положений данного документа совпадают. Однако Белоруссия еще окончательно не определилась по мероприятиям, связанным с обеспечением доступа на рынок финансовых услуг, надзора и контроля за кредитно-финансовыми организациями, с гармонизацией принципов функционирования центральных банков государств - участников. Казахстан выступает за выравнивание уровня тарифов и иных сборов на услуги субъектов естественных монополий в сфере железнодорожного транспорта, магистральных телекоммуникаций, транспортировки электроэнергии, нефти и газа в ходе первого этапа (Россия предлагает это провести на втором этапе). Украина проводит линию на то, чтобы интеграционная деятельность «четверки» ограничилась созданием зоны свободной торговли без изъятий и ограничений.

Межгосударственные договоры, посвященные межгосударственной интеграции в экономической и денежно-кредитной сфере государств, возникших на постсоветском пространстве, предполагают создание специальных межгосударственных (или наднациональных) интеграционных институтов, в том числе в денежно-кредитной сфере. Это обусловлено тем, что создание единой денежно-кредитной системы или единого валютного союза предполагает взаимный частичный или полный отказ государств, имеющих намерение создать такого рода союзы, от собственного суверенитета в сфере денежно-кредитного регулирования. Например, создание институтов (органов) Экономического союза для обеспечения его деятельности предполагается в Договоре от 24 сентября 1993 г. «О создании Экономического союза» (гл. 7 Договора). Так, в ст. 27 Договора отмечается, что для обеспечения деятельности Экономического союза Договаривающиеся Стороны используют существующие в рамках СНГ и создают новые совместные исполнительные и координационные институты (например, 1 декабря 2006 г. в Москве состоялось учредительное собрание Финансово-банковского совета СНГ. Совет учрежден по инициативе Внешторгбанка, Исполнительного комитета СНГ, Евразийского банка развития, Межгосударственного банка и других банковских структур СНГ для активизации совместных усилий по повышению роли банков, бирж и других финансовых структур в процессе экономического сотрудничества государств-участников СНГ.

В СНГ решения Совета глав государств и Совета глав правительств по вопросам функционирования Экономического союза принимаются с общего согласия – консенсусом. Любое государство может заявить о своей незаинтересованности в том или ином вопросе, что не должно рассматриваться в качестве препятствия для принятия решения.

Высшим органом управления ЕврАзЭС является Межгосударственный совет, включающий глав государств и глав правительств, интеграционный комитет – исполнительный орган ЕврАзЭС. Существуют и координационные органы, например, Совет руководителей центральных (национальных) банков государств-членов ЕврАзЭС.

Порядок формирования, функционирования и финансирования интеграционных институтов и координация их деятельности регламентируются отдельными соглашениями. Одним из таких институтов является Межгосударственный валютный комитет (МВК). Согласно информации, подготовленной Исполнительным комитетом СНГ[11], МВК был образован на основании Соглашения, подписанного на заседании Совета глав государств СНГ 26 мая 1995 г., и функционирует в соответствии с Положением о Межгосударственном валютном комитете[12]. Членами МВК являются полномочные представители государств-участников СНГ - руководители центральных (национальных) банков, министерств финансов, экономики и других государственных органов. МВК возглавляет председатель, который избирается из числа руководителей делегаций. Заместитель председателя МВК избирается на заседании МВК из членов делегаций. Функции Секретариата (Исполнительной дирекции) МВК выполняет Сводный департамент зоны свободной торговли Исполнительного комитета СНГ, ведающий вопросами валютно-финансовых и кредитных отношений.

В своей деятельности МВК подотчетен Совету глав государств, Совету глав правительств СНГ. МВК взаимодействует с Экономическим советом СНГ, руководствуется Уставом Содружества, Договором о создании Экономического союза, решениями Совета глав государств и Совета глав правительств Содружества, межгосударственными и межправительственными соглашениями, заключенными в рамках Содружества, а также Положением о Межгосударственном валютном комитете. Заседания МВК проводятся в Москве по мере необходимости, но не реже двух раз в год в сроки, определяемые МВК.

О существовании межгосударственных органов и институтов интеграционного сотрудничества упоминается и в других международных правовых актах СНГ (например, в ст. 5 Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве; Соглашении о формировании Единого экономического пространства от 19 сентября 2003 г., ратифицированном Федеральным законом от 22 апреля 2004 «О ратификации Соглашения о формировании Единого экономического пространства»).

Так, согласно ст. 4 Соглашения о Формировании единого экономического пространства от 19 сентября 2003 г. координация процессов формирования и функционирования ЕЭП осуществляется соответствующими органами, структура которых формируется с учетом уровня интеграции. Органы ЕЭП создаются на основе сочетания межгосударственных элементов и принципа передачи части полномочий Сторон единому регулирующему органу с постепенным повышением значимости последнего. Осуществление координации и управления формированием и функционированием ЕЭП на межгосударственном уровне обеспечивается Советом глав государств (далее - СГГ). Число голосов каждого государства-участника в рамках СГГ распределяется исходя из принципа «одно государство - один голос». Решения СГГ принимаются консенсусом. Стороны учреждают единый регулирующий орган ЕЭП, которому они на основе международных договоров делегируют часть своих полномочий. Его решения являются обязательными для выполнения всеми Сторонами.

В едином регулирующем органе ЕЭП решения по всем вопросам принимаются взвешенным голосованием. Число голосов каждой из Сторон определяется с учетом ее экономического потенциала. Распределение голосов устанавливается на основе соглашения Сторон. Любая Сторона имеет право внести в СГГ предложение о пересмотре решения единого регулирующего органа ЕЭП.

Отдельным международным договором предполагается предусмотреть механизм компенсации, если принятое решение наносит существенный экономический ущерб одной или нескольким Сторонам.

В институциональном плане в основу системы органов ЕЭП, в отличие от СНГ, положено сочетание межгосударственных и наднациональных элементов с постепенным повышением значимости последних. Координация процессов формирования и функционирования ЕЭП на межгосударственном уровне будет возложена на Совет глав государств, в котором решения будут приниматься консенсусом. По мере вызревания необходимых предпосылок и углубления интеграционного взаимодействия государств «четверки» предполагается создать единый регулирующий орган, которому государства-участники добровольно передадут часть своих полномочий. В этой будущей структуре ЕЭП обязательные для сторон решения будут приниматься на основе принципа взвешенного голосования с учетом экономического потенциала государств - участников.

Видимо, в связи с этим, некоторые государства (например, Туркмения) отказались от признания и участия в каких-либо наднациональных институтах и органах СНГ либо от международной правосубъектности Содружества (например, Молдавия, Украина).

Так, являясь участником Договора от 24 сентября 1993 г., Туркменистан не участвует в создании и деятельности Межгосударственного валютного комитета. Основные принципы участия Туркменистана в СНГ базируются на фундаментальных положениях внешнеполитического курса этого государства, обладающего статусом постоянного нейтралитета, признанного и поддержанного в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 1995 г. «Постоянный нейтралитет Туркменистана».

С учетом своего нейтрального статуса Туркменистан в составе СНГ не может принимать участие в военных и правоохранительных объединениях, а также в органах и структурах с надгосударственными полномочиями. Поэтому согласно позиции руководства Туркменистана «в нынешних условиях участие Туркменистана в СНГ может носить ассоциированный характер»[13].

Помимо попыток сохранить рублевую зону, создать платежный или валютный союз на постсоветском пространстве существуют и другие направления сотрудничества независимых государств в денежно-кредитной сфере.

Так, в контексте общемировой политики межгосударственное сотрудничество в денежно-кредитной сфере на постсоветском пространстве предполагает также координацию совместных действий по противодействию использования денежно-кредитных институтов в преступных целях[14]. Причем соответствующие меры принимаются как в сфере законотворчества (например, Межпарламентской Ассамблеей СНГ принят модельный законодательный акт от 8 декабря 1998 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем», а правительствами некоторых государств СНГ и России подписаны специальные двусторонние соглашения[15]), так и в процессе правоприменительной деятельности уполномоченных национальных или межгосударственных институтов.

Актуальным направлением межгосударственного сотрудничества в денежно-кредитной сфере является координация денежно-кредитного регулирования и установление стандартов банковской деятельности и других видов деятельности в сфере денег и кредита (например, банковское регулирование, банковский надзор, развитие инвестиций, сотрудничество в рамках фондового рынка, рынка страховых услуг, пенсионного обеспечения и проч.). В рамках упомянутого направления сотрудничества Межпарламентской ассамблеей разрабатываются и принимаются модельные законодательные акты СНГ[16], принимаются соответствующие рекомендации, основные направления а на двусторонней основе координируется исполнение надзорно-контрольных функций уполномоченных государственных органов в сфере денежно-кредитного регулирования[17].

Сотрудничество России и некоторых других государств постсоветского пространства затрагивает и другие сферы денежно-кредитных отношений, связанных, например, с обеспечением интересов национальной обороны и безопасности России средствами денежно-кредитного регулирования (расчетно-кассовое обеспечение российских военных баз и воинских формирований, дислоцированных за рубежом, включая космодром Байконур)[18].

Созданы различные двусторонние и многосторонние координационные структуры (комиссии и подкомиссии межведомственного характера), например, подкомиссия по инвестиционному и банковскому сотрудничеству между Российской Федерацией и Республикой Казахстан[19], между Россией и Узбекистаном[20]. В рамках ЕврАзЭС действует Координационный совет по вопросам профессионального обучения персонала центральных (национальных) банков государств участников[21].

Основная цель таких комиссий – создание условий для развития финансово-банковской инфраструктуры по обслуживанию торгово-экономических и кредитно-инвестиционных отношений; решение вопросов, возникающих в области межбанковского и инвестиционного сотрудничества, в том числе принятие рекомендаций, направленных на совершенствование эффективности сотрудничества и обучение специалистов в сфере денег и кредита; изучение и обобщение опыта межбанковского сотрудничества и организация информационного обмена в банковской, инвестиционной и связанных с ними сферах.

Итак, необходимо признать, что политико-экономические и организационно-правовые механизмы, призванные обеспечить «цивилизованный развод» государств, ранее составлявших единое целое, вряд ли способны стать эффективным институциональным базисом для их последующей взаимной интеграции. Различные формы сотрудничества, в том числе объединение денежно-кредитных систем, включая провозглашение единой валюты, как это делается во многих международных договорах в рамках СНГ, ЕврАзЭС, Союзного государства с Белоруссией должны быть основаны не на сиюминутных желаниях или пристрастиях отдельных должностных лиц либо на тактической экономической, политической или военной выгоде, а на базе основополагающих стратегических и обязательных для исполнения всеми участниками идей о совместном проживании социумов и функционировании их публично-правовых институтов на длительную историческую перспективу.

Причем эти идеи (принципы) должны быть основаны на волеизъявлении большей части населения, проживающего на территории соответствующих государств. Без этого реализация провозглашаемых многими государствами постсоветского пространства идей об объединении усилий в любой сфере, а особенно в сфере денег и кредита, обречена оставаться лишь политической декларацией. Что, собственно, и происходит последние 15 лет.

В 90-е годы прошлого столетия какой-либо серьезной политической воли по реализации общих идей сотрудничества и глубокой интеграции, которые могли бы стать опорой для реального воплощения в жизнь деклараций типа «создание единой денежно-кредитной системы или единой валюты», не было и быть не могло. Наоборот, было общее нежелание продолжать жить и работать вместе, что подтверждают события, предшествовавшие распаду СССР, и сам факт прекращения его существования, зафиксированный в 1991 г.

Таким образом, прежде чем начинать интеграцию денежно-кредитных систем ныне суверенных государств на постсоветском пространстве, включая создание валютного союза, необходимо понять, сформулировать и научно обосновать цели, задачи, принципы и основные направления, по которым государства намерены развивать интеграционные процессы. В научной среде по поводу перспектив денежно-кредитной интеграции высказываются разные точки зрения: от интеграции по типу Европейского валютного союза или промежуточного универсального валютного союза, не исключающего сохранение национальных валют,  до создания валютного союза, основанного исключительно на российском рубле с передачей России ответствующих эмиссионных полномочий[22].

Вместе с тем, при отсутствии полной ясности об основах и перспективах объединения денежно-кредитных систем предлагаются и реализуются идеи по формированию институтов наднациональого международного или коммерческого характера (управленческие  координирующие структуры, судебные органы, бюджеты, банковские и иные корпоративные образования).

Интеграция в денежно-кредитной сфере, так или иначе, в большей или меньшей степени предполагает исключение каких-либо препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на территории каждого участника соответствующего соглашения. А создание единой денежной системы, единой валюты и единого эмиссионного центра предполагает частичное ограничение суверенных прав государств, заключивших соответствующие соглашения (договоры).

Все приведенные аспекты сотрудничества непосредственно касаются конституционно-правовых основ государственного устройства, имеют конституционно-правовую природу и могут быть реализованы исключительно в рамках конституционных процедур.

Поэтому, прежде всего, необходимо обеспечить легитимизацию сотрудничества, особенно в той части, которая предполагает объединение валют и денежно-кредитных систем различных государств, имея в виду, что собственная валюта и независимая денежно-кредитная система – важнейшая составляющая государственного суверенитета. Следовательно, принятие государством каких-либо обязательств, если оно действительно намерено их исполнять, должно основываться в первую очередь на конституционных нормах этого государства и требует соблюдения соответствующих конституционных процедур каждым государством-участником.

Итак, важнейшими правовыми принципами сотрудничества в сфере интеграции в денежно-кредитной сфере государств на постсоветском пространстве должны стать принципы: законности, уважения государственного суверенитета каждого из государств, добровольности, взаимности, неукоснительного исполнения взятых на себя обязательств.

Безусловно, вести речь о правовых принципах интеграции можно при условии соблюдения в процессе ее реализации других, более глубинных, принципов цивилизационного, экономического, политического, военного свойства. Но самым главным, как представляется, является обеспечение каждым из государств, принимающих участие в разработке и подписании соответствующих договоров, соблюдения национальных интересов, интересов собственных граждан и компаний.

Подобного подхода явно недоставало при принятии и реализации межгосударственных обязательств в сфере денежно-кредитной интеграции на постсоветском пространстве. Не хватает его и в настоящее время. Очевидно поэтому, несмотря на создание многочисленных бюрократических институтов в рамках каждого из межгосударственных объединений на постсоветском пространстве[23], основные интеграционные идеи в сфере денег и кредита (например, идея сохранения рублевой зоны, идея валютного союза, идея введения единой валюты для России и Белоруссии), провозглашенные в международных правовых актах, так и остались невыполненными.



[1] См.: Указ Президента РФ от 14 сентября 1995 г. «Об утверждении стратегического курса Российской Федерации с государствами-участниками Содружества Независимых Государств» //СЗ РФ. -1995. № 38. -Ст. 3667.

[2] См., например: Заявление для прессы Президента России В.В. Путина от 20 мая 2006 г. по итогам российско-казахстанских переговоров. Сочи, Бочаров Ручей http://www.kremlin.ru/text/appears/2006/05/105847.shtml; Цивилизованный развод //Российская газета. 2005 г.- 26 марта, http://www.kremlin.ru/text/publications/2005/03/86082.shtml.

[3] Подробнее о формах сотрудничества на постсоветском пространстве см.: официальный сайт МИД России //http://www.mid.ru/.

[4] Стороны: Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Украина //Бюллетень международных договоров. -1993. -№ 9.

[5] Стороны: Армения, Белоруссия, Казахстан, Россия, Таджикистан, Узбекистан //Информационно-правовая система  «Консультант Плюс».

[6] Стороны: Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан, Туркмения (присоединилась к Договору 24 декабря 1993 г.), Узбекистан. Украина с учетом своего внутреннего законодательства заявила о намерении сотрудничать с экономическим сообществом в качестве ассоциированного члена на основе отдельного соглашения в соответствии со ст. 30 Договора о создании Экономического союза.

[7] СЗ РФ. 2001. № 42. Ст. 3983. Государства участники – Россия, Белоруссия, Казахстан, Таджикистан, Киргизия.

[8] Провозглашаются и другие принципы, например: невмешательства в дела друг друга; уважения прав человека; мирного разрешения споров и неприменения любых видов экономического давления в отношениях друг с другом; ответственности за принятые обязательства; исключения любой дискриминации по национальным и иным признакам в отношении юридических и физических лиц; проведения взаимных консультаций.

[9] См.: Официальный сайт Президента Республики Беларусь //http://president.gov.by/press31105.html#doc.

[10] Федеральный закон от 22 апреля 2004 г. № 22-ФЗ «О ратификации Соглашения о формировании Единого экономического пространства» // СЗ РФ. 2004. № 17. Ст. 1589.

[11] См.: Решение Совета глав правительств СНГ от 29 ноября 2001 г. «О деятельности Межгосударственного валютного комитета» // Информационно-правовая система  «Консультант Плюс».

[12] См.: Российская газета. 1995. 23 июня.

[13] См., например: Решение Совета глав государств СНГ от 26 августа 2005 г. «Об основных принципах участия нейтрального Туркменистана в Содружестве Независимых Государств».

[14] См.: Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (Страсбург, 8 ноября 1990 г.). Ратифицирована Федеральным законом от 28 мая 2001 г. № 62-ФЗ «О ратификации Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» // Российская газета. 2001. 31 мая.

[15] Например, Соглашение между Правительством РФ и Исполнительной властью Грузии от 4 августа 1999 г. «О сотрудничестве и взаимной помощи в области борьбы с незаконными финансовыми операциями, а также финансовыми операциями, связанными с легализацией (отмыванием) доходов, полученных незаконным путем»; Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Белоруссия от 12 февраля 1999 г. «О сотрудничестве и взаимной помощи в области борьбы с незаконными финансовыми операциями, а также финансовыми операциями, связанными с легализацией (отмыванием) доходов, полученных незаконным путем»; Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Казахстан от 12 октября 1998 г. «О сотрудничестве и взаимной помощи в области борьбы с незаконными финансовыми операциями, а также финансовыми операциями, связанными с легализацией (отмыванием) доходов, полученных незаконным путем».

[16] Так, Межпарламентской Ассамблеей СНГ принят ряд модельных законов, имеющих прямое отношение к сфере денежно-кредитного регулирования (например: «Об общих принципах правового регулирования иностранных инвестиций в государствах – участниках Межпарламентской Ассамблеи» от 18 марта 1994 г.; Модельный гражданский кодекс; «Об общих принципах регулирования защиты прав потребителей в государствах – участниках Межпарламентской Ассамблеи» от 13 мая 1995 г.; «О финансово-промышленных группах» от 17 февраля 1996 г.; «Об акционерных обществах» от 17 февраля 1996 г.; «О защите экономической конкуренции» от 17 февраля 1996 г.; «Об аудите» от 8 июня 1997 г.; «О бухгалтерском учете и отчетности» от 8 июня 1997 г.; «О банковской тайне» от 16 октября 1999 г.; «О свободных экономических зонах» от 9 декабря 2000 г.; «О рынке ценных бумаг» от 24 ноября 2001 г.; «О валютном регулировании и валютном контроле» от 26 марта 2002 г.; «О государственном финансовом контроле» от 4 декабря 2004 г.; Модельные законодательные Положения для государств участников СНГ о защите прав инвесторов на рынке ценных бумаг от 14 апреля 2005 г.; «О банкротстве банков» от 18 ноября 2005 г.

[17] См., например: Соглашении между Центральным банком РФ (Банком России) и Национальным банком Республики Беларусь от 12 февраля 1999 г. «О сотрудничестве в области надзора за деятельностью кредитных организаций»; Соглашение между Центральным банком РФ (Банком России) и Национальным банком Грузии от 24 ноября 1997 г. «О сотрудничестве в области надзора за деятельностью кредитных организаций»; Соглашение между Центральным Банком РФ и Национальным банком Казахстана от 17 июля 1997 г. «О сотрудничестве в области надзора за деятельностью кредитных организаций».

[18] См., например, Соглашение между Правительством и Центральным банком РФ и Правительством и Национальным банком Республики Казахстан об условиях функционирования на территории Республики Казахстан полевых учреждений Центрального банка Российской Федерации от 28 марта 1994 г.; Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Казахстан от 25 мая 1992 г. «О порядке использования космодрома «БАЙКОНУР»».

[19] Состоит из представителей Центрального банка Российской Федерации, Национального Банка Республики Казахстан, министерств и ведомств, а также коммерческих банков двух стран.

[20] См.: http://www.cbr.ru/analytics/print.asp?file=050918-19.htm; http://www.cbr.ru/SngLav/SngLavBase.aspx.

[21] См., например: Решение Межправительственной комиссии по сотрудничеству между Российской Федерацией и Республикой Казахстан от 20 марта 2003 г.; Положение о Координационном совете по вопросам профессионального обучения персонала центральных (национальных) банков государств участников ЕврАзЭС //http://www.cbr.ru.

[22] См., например: Нижникова Е.С. Универсализация валютной интеграции в Евразийском экономическом сообществе // Проблемы современной экономики.- 2002.- № 3(4); Черкасов Н.А. Доктрина развития Евразийского экономического сообщества в XXI веке // Проблемы современной экономики. -2005.- № 3(4).

[23] Например, созданы постоянные комиссии Межпарламентской Ассамблеи СНГ по экономике и финансам, по правовым вопросам; Экономический совет СНГ; Комиссия по экономическим вопросам Экономического совета СНГ; органы отраслевого сотрудничества в сфере торговли, финансов  и таможенной политики;  Совет руководителей внешнеэкономических ведомств; Межгосударственный банк; Международная ассоциация бирж стран СНГ; Координационный Совет руководителей органов налоговых (финансовых) расследований; Межгосударственный валютный комитет, функции рабочего аппарата которого выполняет исполнительный комитет СНГ; Совет руководителей государственных органов по регулированию рынков ценных бумаг государств участников СНГ; Совет руководителей высших органов финансового контроля государств участников СНГ; Экономический Суд Содружества Независимых Государств.

 

 
< Пред.   След. >

Свежие публикации