Сейчас Вы здесь:Главная arrow Статьи arrow Правовые проблемы денежно-кредитного регулирования в государствах с переходной экономикой (российски arrow Я.А. Гейвандов. Денежно-кредитная интеграция России и Белоруссии в рамках Союзного государства

Регулирование финансовой и банковской систем

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ И УЧЕБНО-ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ

Создан 1 декабря 2008 года проф. Я.А. Гейвандовым

"Всякому теперь кажется, что он мог бы наделать много добра на месте и в должности другого, и только не может сделать его в своей должности. Это причина всех зол. Нужно подумать теперь о том всем нам, как на своем собственном месте сделать добро" (Н.В.Гоголь).
Я.А. Гейвандов. Денежно-кредитная интеграция России и Белоруссии в рамках Союзного государства Версия для печати Отправить на e-mail
проф. Я. А. Гейвандов   
воскресенье, 30 августа 2009

 

Я.А. Гейвандов. Денежно-кредитная интеграция России и Белоруссии в рамках Союзного государства

(исследование выполнено при финансовой поддержке Российского Гуманитарного Научного Фонда (РГНФ), созданного Правительством Российской Федерации и находящегося в ведении Правительства Российской Федерации (п. 6 Решения Совета РГНФ от 3 марта 2006 г. приложение 3) в рамках научно-исследовательского проекта № 06-03-00207а и опубликовано в журнале «Финансовое право». 2007. № 2. С. 32-39).

Интеграционные процессы денежно-кредитных систем бывших союзных республик наиболее активно декларируются в двусторонних межгосударственных правовых актах России и Белоруссии. Причем в отличие от других независимых государств, образованных на постсоветском пространстве, только Россия и Белоруссия юридически создали Союзное государство с собственными органами законодательной и исполнительной власти, союзным бюджетом и другими атрибутами государства. Бюджет Союзного государства на 2007 год составляет 3782070,2 тыс. российских рублей (Декрет Высшего Государственного Совета Союзного государства «О бюджете Союзного государства на 2007 год», принят Парламентским Собранием Союза Беларуси и России 12 декабря 2006 г.).

Между тем, именно это государственное образование является ярким примером того, как политические идеи не только продекларированные фактически, но и установленные в соответствующих ратифицированных международных правовых актах, остаются нереализованными в течение многих лет. В особенности это касается деклараций по объединению денежно-кредитных систем обоих государств, включая введение единой денежной единицы и создание единого эмиссионного центра союзного государства. Упомянутая проблема стала особенно актуальной в 2006 году, когда обострение политических отношений между властными элитами обоих государств поставило под сомнение не только введение единой валюты, но и жизнеспособность самого Союзного государства.

Формально обострение межгосударственных отношений носило экономический, коммерческий характер: цена на газ, поставляемый из России в Белоруссию, желание Газпрома приобрести по выгодной ему цене принадлежащие Белоруссии газотранспортные сети, введение Россией государственной пошлины на поставляемые из России в Белоруссию нефтепродукты, и аналогичное введение пошлины Белоруссией[1].

Дело дошло до того, что в Белоруссии в отношении руководителя единственной российской государственной компании по транспортировке нефти «Транснефть» возбуждено судебное производство за якобы совершенное им правонарушение, выразившееся в неуплате пошлины при транспортировке нефти в Европу. В ответ Российская сторона объявила о несанкционированном отборе нефти в Белоруссии и приостановила прокачку нефти в Европу, что вызвало опасения со стороны европейских государств.

Все это свидетельствует о наличии не только экономических, но и иных, в том числе политических и юридических противоречий между двумя государствами, затрудняющих создание полноценного Союзного государства с единой денежно-кредитной системой. Собственно, данный вывод подтверждается некоторыми высказываниями Президента Белоруссии, который обращал внимание на наличие существенных политических разногласий, обусловленных отсутствием единства в вопросах полномочий, передаваемых Союзному государству и союзным органам власти[2].

23 ноября 2006 г. на пресс-конференции Президент Белоруссии вновь заявил, что «вопрос — не в ценах на газ, а вопрос — в равных условиях для людей, для финансовых капиталов, для субъектов хозяйствования. Если эти условия равные, тогда можно говорить о союзе. Строить союзные отношения на неравноправной основе невозможно. Главный принцип строительства любого союза, любого объединения — это равноправие. Если не будет равноправия, всё развалится в течение нескольких лет»[3].

К числу спорных политико-правовых вопросов относятся проблемы валютного союза, включая введение единой денежной единицы, разграничение полномочий обоих государств в этой сфере, а также статус и полномочия единого эмиссионного центра Союзного государства.

В связи с этим представляется целесообразным рассмотреть в ретроспективе взаимоотношения России и Белоруссии в части касающейся денежно-кредитной интеграции обоих государств[4].

Обобщение негативного опыта интеграции в денежно-кредитной сфере, накопленного за постсоветский период межгосударственного сотрудничества России и Белоруссии, необходимо использовать. Как представляется, знание предшествующих трудностей, ошибок и неудач, связанных с процессом объединения денежно-кредитных систем России и Белоруссии, понимание их причин могут способствовать реализации объединительных идей, заложенных в Договоре «О создании Союзного государства» от 8 декабря 1999 г., на более прочной и долгосрочной основе.

О желании объединить денежно-кредитные системы обоих государств впервые официально было заявлено 8 сентября 1993 г. в двустороннем Соглашении об объединении денежной системы Республики Беларусь с денежной системой Российской Федерации[5].

В упомянутом Соглашении речь, в частности, идет о рублевой зоне нового типа, под которой стороны договорились понимать общую для обоих государств денежную систему, в которой законным платежным средством в денежных расчетах является рубль, эмитируемый Банком России, обеспечивается беспрепятственный перевод денежных средств между банками государств-участников рублевой зоны, действуют единые правила валютного регулирования, применяется единый курс рубля по отношению к валютам третьих стран, для поддержания которого создается совместный фонд золотовалютных резервов и иных высоколиквидных банковских активов (ст. 1 Соглашения). На период до фактического объединения денежных систем Республике Беларусь было предоставлено право использовать в налично-денежном обращении на своей территории, наряду с банкнотами Банка России образца 1993 г., расчетные билеты Национального банка Республики Беларусь.

До 1 января 1994 г. оба государства договорились принять законодательные и иные нормативные акты для унификации основных принципов регулирования экономики, бюджетной, торговой политики, а также обеспечить единство управления денежно-кредитной сферой. Белоруссия обязалась производить кредитную эмиссию в согласованных с Российской Федерацией пределах. При этом и Россия, и Белоруссия обязались создать совместный фонд из золотовалютных резервов и других высоколиквидных банковских активов, предназначенный для поддержания устойчивости общей денежной единицы — рубля Российской Федерации. При этом участие в формировании этого фонда должно было происходить пропорционально размеру кредитной эмиссии, осуществляемой Банком России и Национальным банком Республики Беларусь. Кроме того, до 1 января 1994 г. должны были быть установлены единые: требования к приросту объемов денежной массы на территории обоих государств; нормы обязательных резервных требований к коммерческим банкам и другие нормативы, регулирующие деятельность коммерческих банков; предельный размер кредитов Центрального (Национального) банка коммерческим банкам на покрытие дефицита бюджета и иные цели; уровень учетной процентной ставки по ссудам, предоставляемым Центральным (Национальным) банком кредитным организациям, а также при пролонгации ранее выданных кредитов; правила безналичных внутренних расчетов между хозяйствующими субъектами, а также коммерческими банками, включая правила открытия банками счетов хозяйствующим субъектам, в том числе субъектам третьих стран; порядок надзора и регулирования деятельности коммерческих банков; стандарты и правила бухгалтерского учета и отчетности для банков; правила совершения кредитных, расчетных, кассовых и валютных операций, исполнения бюджета. Было решено, что Банк России будет составлять консолидированные балансы и сводную отчетность по всем банкам обоих государств.

Для обеспечения практических мер по выполнению вышеназванного Соглашения от 8 сентября 1993 г. была создана Двусторонняя комиссия из представителей Банка России и Национального банка Республики Беларусь, министерств финансов, экономических и внешнеэкономических министерств и ведомств, таможенных органов. На указанную комиссию возлагалось определение полноты выполнения требований Соглашения (ст. 3-9) и решение вопросов фактического объединения денежных систем.

Объединение денежных систем должно было повлечь, в частности, признание кредитной эмиссии Национального банка Республики Беларусь и перевод остатков средств на счетах хозяйствующих субъектов-резидентов и нерезидентов Республики Беларусь в безналичных белорусских рублях в остатки в безналичных рублях Российской Федерации по курсу 1:1; изъятие из обращения Национальным банком Республики Беларусь в сроки, согласованные с Банком России, расчетных билетов Национального банка Республики Беларусь и замену их банкнотами Банка России образца 1993г.; создание единого валютного рынка со свободным взаимным доступом на него резидентов Российской Федерации и Республики Беларусь; совместное поддержание курса рубля на территориях Российской Федерации и Республики Беларусь; осуществление согласованной политики на всех международных переговорах; исключение принятых в одностороннем порядке решений, ведущих к увеличению согласованных дефицитов бюджетов и т.п.

5 января 1994 г. между Банком России и Национальным банком Белоруссии было подписано Соглашение о порядке объединения денежной системы Республики Беларусь с денежной системой Российской Федерации и механизме функционирования общей денежной системы[6].

Национальный банк Республики Беларусь согласился обеспечить перевод остатков средств на счетах в банках на территории Республики Беларусь, выраженных в белорусских рублях, в остатки в рублях Российской Федерации по согласованному для этой цели курсовому соотношению. Было определено, что кредитная и налично-денежная эмиссии, произведенные Национальным банком Республики Беларусь, относятся на баланс Банка России и учитываются отдельными статьями в корреспонденции с корреспондентским счетом Национального банка Республики Беларусь в Банке России. Замена находящихся в обращении в Республике Беларусь денежных знаков — расчетных билетов Национального банка Республики Беларусь денежными билетами и монетой Банка России должна была быть произведена в сроки, определенные Национальным банком Республики Беларусь по согласованию с Банком России (ст. 3 Соглашения от 5 января 1994 г.). При этом на период изъятия на территории Белоруссии предполагалось сохранение параллельного хождения расчетных билетов Национального банка Республики Беларусь и денежных билетов и монеты Банка России с сохранением соответствующего соотношения между номиналом этих денежных знаков. Обязательство по удовлетворению обоснованных потребностей Национального банка Республики Беларусь в банкнотах Банка России образца 1993 г. приняла на себя Российская сторона.

Было принято решение до конца 1994 г. создать совместный фонд золотовалютных и других высоколиквидных банковских активов Банка России и Национального банка Белоруссии. Предполагалось, что фонд будет формироваться Сторонами пропорционально их доле в совокупной кредитной эмиссии, концентрироваться на отдельном счете в одном из банков по согласованию Сторон и использоваться только в интересах поддержания стабильности курса рубля. Кроме того, было решено, что при обсуждении и решении принципиальных вопросов банковской деятельности на заседаниях Совета директоров Банка России будут участвовать полномочные руководители Национального банка Республики Беларусь. Помимо этого, признавались полномочия Национального банка Республики Беларусь по выдаче лицензии на право занятия банковской деятельностью кредитным организациям, полномочия в сфере банковского надзора, а также полномочия по регулированию объемов налично-денежной эмиссии на ее территории.

В Соглашении от 5 января 1994 г. была предпринята попытка согласовать особенности межбанковских расчетов в рамках единой денежной системы России и Белоруссии. Межбанковские расчеты банков на территории Белоруссии с банками на территории России должны были осуществляться в рублях через корреспондентские счета, открываемые банками друг у друга, или через корреспондентские счета, открытые ими в РКЦ (ГРКЦ) Банка России или в Центре межгосударственных и межбанковских расчетов Национального банка Республики Беларусь (ЦММР). Межбанковские расчеты через РКЦ и ЦММР осуществляются в порядке, действующем для таких расчетов в России. Предполагалось, что Банк России включит ЦММР в список РКЦ (ГРКЦ).

Оценивая Соглашение от 5 января 1994 г., необходимо иметь в виду, что во время его подписания уже действовала новая Конституция России, согласно которой вопросы денежно-кредитного регулирования отнесены к исключительному ведению Российской Федерации. Кроме того, действовал Закон РФ от 25 сентября 1992 г. «О денежной системе Российской Федерации»[7], согласно которому регулирование денежного обращения в России осуществляется в соответствии с действующим банковским законодательством и Основными направлениями денежно-кредитной политики Российской Федерации (ст. 16 Закона). Поэтому Банк России не имел конституционных полномочий брать на себя большую часть обязательств, зафиксированных в Соглашении от 5 января 1994 г. То же самое касается Соглашения от 8 сентября 1993 г., которое было подписано правительствами и центральными (национальными) банками обоих государств, но не было подтверждено ни законодательно, ни Указом Президента России.

При упомянутых обстоятельствах, даже при наличии экономических условий и политической воли, реализация рассмотренных выше и других Соглашений между Россией и Белоруссией о сотрудничестве в денежно-кредитной сфере неизбежно должна была столкнуться с трудностями юридического, конституционного характера и в России, и в Белоруссии.

12 апреля 1994 г. правительствами и центральными (национальными) банками России и Белоруссии подписан Договор об объединении денежной системы Республики Беларусь с денежной системой Российской Федерации и условиях функционирования общей денежной системы, согласно которому оба государства приступают к поэтапному объединению денежных систем с использованием общей денежной единицы — рубля Российской Федерации в денежном обращении на территориях обоих государств и в их межгосударственных расчетах.

Договор от 12 апреля 1994 г. подробно регулировал особенности и порядок переоценки (обмена) Белоруссией, ее юридическими и физическими лицами наличных денег, денежных активов, обязательств, материального и иных видов имущества, выраженных (оцененных) в белорусских рублях, в валюту Российской Федерации по согласованному курсу и в согласованные сроки. Такая переоценка должна была быть произведена по согласованному между обоими государствами курсу, определяемому по паритету покупательной способности белорусского рубля и национальной валюты России, рассчитанному по методике национальных статистических комитетов, и рыночному кросс-курсу этих валют по отношению к доллару США на момент объединения денежных систем. Обмен денежных средств белорусского населения в виде расчетных билетов Национального банка Белоруссии, денежных вкладов в банках, а также депозитных (сберегательных) сертификатов, принадлежащих физическим лицам, предполагалось осуществить с применением двух обменных курсов: наличные денежные средства в виде расчетных билетов в пределах суммы 200 (двести) тыс. расчетных билетов на каждое физическое лицо должны были обмениваться по курсу 1:1; наличные деньги, превышающие эту сумму, — по курсу, определяемому в соответствии с паритетом покупательной способности валют обоих государств, рассчитанных по кросс-курсу этих валют к доллару США на момент объединения денежных систем (ст. 3 Договора). Принадлежащие физическим лицам денежные вклады в банках, а также депозитные (сберегательные) сертификаты по состоянию остатков задолженности на 1 апреля 1994 г. должны были обмениваться (переоцениваться) в пределах суммы 1 млн. белорусских рублей на каждое физическое лицо по курсу 1:1, а сверх этой суммы в соответствии с условиями ст. 3 Договора. Предельные суммы денежных средств населения, подлежащие обмену по курсу 1:1, могли быть скорректированы в сторону повышения.

После вступления в силу Договора от 12 апреля 1994 г. права и полномочия единого эмиссионного банка и органа денежно-кредитного и валютного регулирования в объединенной денежной системе должен был приобрести Банк России. При этом денежно-кредитную эмиссию на территории Республики Беларусь Банк России должен был осуществлять через Национальный банк Республики Беларусь. Кроме того, в процессе обмена денег в соответствии с условиями Договора баланс Национального банка Республики Беларусь должен был быть включен в баланс Банка России. Это должно было создать основу единой денежной системы двух стран. С учетом создания единой денежно-кредитной системы Банк России как единственный эмиссионный центр двух государств принял обязательства о своей ответственности по обязательствам Национального банка Республики Беларусь.

Договор от 12 апреля 1994 г. должен был вступить в силу с даты последнего уведомления Договаривающимися Сторонами друг друга о выполнении внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу. Вместе с тем некоторые положения этого Договора было решено временно применять с даты его подписания: о начале поэтапного объединения денежных систем; о едином порядке регулирования внешнеэкономической деятельности; об использовании имеющих фискальный характер пошлин, налогов и сборов за транзит российских товаров в/из третьи (их) страны и в/из Калининградскую область; о предоставлении Россией кредита Белоруссии в первом полугодии 1994 г. и т. п. (ст. 1, 8, 9, 12, 14, 15, 16, 17, 18, 19 Договора).

В середине 90-х гг. прошлого века между Россией и Белоруссией были подписаны и иные межгосударственные документы с целью активизации сотрудничества и объединения денежно-кредитных систем, часть которых так и не была реализована, включая Договор от 12 апреля 1994 г.[8]

6 января 1995 г. Правительством России, Банком России, а также Правительством Республики Беларусь и Национальным банком Республики Беларусь было подписано Соглашение о мерах по обеспечению взаимной конвертируемости и стабилизации курсов российского рубля и белорусского рубля[9].

В отличие от прежних договоренностей в упомянутом Соглашении речь шла уже не о провозглашенном многократно объединении денежных систем, а лишь о взаимной конвертируемости российского рубля и белорусского рубля и о поэтапном осуществлении мероприятий по стабилизации их курсов по отношению друг к другу и к свободно конвертируемым валютам. Кроме того, было высказано намерение формировать не единую денежно-кредитную систему с единой валютой, а осуществлять меры по формированию ликвидного валютного рынка, обеспечивающие функционирование параллельно действующих внутренних валютных рынков в России и Белоруссии, и обеспечивать унификацию механизма валютного контроля и регулирования.

Оба государства перестали упоминать о единой денежно-кредитной системе и о ранее заключенных договорах, касающихся объединения денежно-кредитных систем. Вместо этого было выражено намерение сохранить собственные валюты, сосредоточиться на сотрудничестве в рамках сложившихся денежно-кредитных систем обоих государств, использовать в расчетах иностранную конвертируемую валюту.

Подписание упомянутого Соглашения, по сути, означало приостановление ранее достигнутых договоренностей об объединении денежно-кредитных систем обоих государств: России и Белоруссии.

Однако через два года, 2 апреля 1996 г., Россией и Белоруссией был подписан Договор об образовании Сообщества России и Белоруссии[10], где вновь была провозглашена идея введения общей валюты. Так, до конца 1997 г. оба государства должны были провести унификацию денежно-кредитных и бюджетных систем и создать условия для введения общей валюты (ст. 7 Договора об образовании Сообщества). А в качестве одной из функций создаваемых органов Сообщества определено осуществление мероприятий, направленных на унификацию денежно-кредитных, налоговых и бюджетных систем (ст. 12 Договора об образовании Сообщества).

В то же время, формально руководствуясь Договором об образовании Сообщества, учитывая принципы Платежного союза СНГ, Банк России и Национальный банк Республики Беларусь 20 февраля 1997 г. подписали Соглашение об организации расчетов между хозяйствующими субъектами России и Республики Беларусь[11], которое по-прежнему предполагало, что все расчеты и платежи между Россией и Белоруссией осуществляются в национальных валютах этих государств, а также в свободно конвертируемых валютах в соответствии с законодательством, действующим на территории каждого государства.

По операциям через корреспондентские счета уполномоченных банков должен был применяться режим плавающего валютного курса, определяемого спросом и предложением на валютных рынках Российской Федерации и Республики Беларусь. При этом по общему правилу порядок установления курса национальной валюты каждое государство намеревалось определять самостоятельно. Хотя в Соглашении о порядке объединения денежной системы Республики Беларусь с денежной системой России и механизме функционирования общей денежной системы от 5 января 1994 г. определялось, что банки на территории России и Белоруссии должны были применять валютные курсы иностранных валют, устанавливаемые Банком России.

Таким образом, из анализа Соглашения от 20 февраля 1997 г. становится еще более очевидным, что и в феврале 1997 г. вопрос об объединении денежных систем уже не стоял. Так, Банк России и Национальный банк Белоруссии приняли решение, что участники внешнеэкономических связей могут совершать операции с денежными средствами в национальной валюте Российской Федерации и Республики Беларусь на их внутренних валютных рынках в порядке, определяемом законодательством этих государств (ст. 5 Соглашения от 20 февраля 1997 г.). Все это свидетельствует не столько о сближении или об объединении денежных систем, сколько о сохранении сложившихся самостоятельных денежно-кредитных систем, основанных на собственных национальных валютах двух суверенных государств. В такой ситуации речь могла идти только о взаимодействии, направления которого Банк России и Национальный банк Белоруссии сформулировали в Соглашении о координации действий в области политики обменного курса национальных валют от 7 марта 1997 г.[12]

В отличие от других ранее рассмотренных соглашений и договоров между Россией и Белоруссией, в упомянутом Соглашении прежняя терминология об объединении денежных систем или о едином эмиссионном центре для обоих государств уже не используется. Наоборот, в Преамбуле к Соглашению от 7 марта 1997 г. подчеркивается, что Банк России и Национальный банк Белоруссии принимают во внимание функционирование на территории обоих государств национальных денежных систем и признают валютные суверенитеты друг друга, а также считают необходимым более широко использовать национальные валюты двух стран во взаимных расчетах.

Оба банка согласились, что обеспечат резидентам своих стран возможность покупки и продажи иностранной валюты по текущим операциям без ограничений. Официальные курсы национальных валют Стороны согласились устанавливать, исходя из спроса и предложения на иностранную валюту на межбанковском и биржевом рынках с учетом макроэкономической ситуации и величины государственных золотовалютных резервов. Банк России и Национальный банк Белоруссии высказались за использование единого обменного курса на всех сегментах валютного рынка своих стран. При этом их курсовая политика ориентирована на курс доллара США.

Несмотря на наличие взаимного желания, тесную политическую и экономическую интеграцию обоих государств, объединение денежно-кредитных систем России и Белоруссии все еще не произошло. В этом вопросе имеются сложности не только экономического или политического, но и сугубо юридического свойства.

В то же время попытки сближения денежно-кредитных систем обоих государств продолжались. 2 апреля 1997 г. был подписан Договор о Союзе Беларуси и России[13], согласно которому Сообщество России и Белоруссии было преобразовано в Союз с наделением его полномочиями согласно Уставу Союза, являющемуся неотъемлемой частью Договора о Союзе Беларуси и России (ст. 1, 3 Договора). Для реализации этой и других задач государства-участники наделили Союз специальными полномочиями, например, принимать правовые акты Союза; создавать правовую систему Союза; обеспечивать свободное перемещение товаров, услуг, капиталов, рабочей силы в пределах границ Союза; координировать деятельность в сфере валютного регулирования (п. «е» ст. 9, ст. 15 Устава Союза). В отличие от двусторонних международных правовых актов России и Белоруссии, принятых до 1997 г., согласно Уставу Союза Беларуси и России от 23 мая 1997 г. национальные денежно-кредитные системы и их регулирование каждое государство Союза сохранило в своем исключительном ведении. В Договоре о Союзе Беларуси и России от 2 апреля 1997 г. об объединении их денежно-кредитных систем также не упоминается. Россия и Белоруссия условились лишь том, что будут способствовать «унификации» денежно-кредитных систем, а также «создавать условия» для введения единой валюты. Согласно ст. 31 Устава от 23 мая 1997 г. Россия и Белоруссия в очередной раз приняли обязательство создать необходимые условия для обеспечения взаимной конвертируемости своих валют по текущим операциям. Решение о формировании единого эмиссионного центра должно было быть принято государствами — участниками Союза в процессе унификации их денежно-кредитных, бюджетных и валютных систем, финансовых рынков, согласования основ антимонопольного, налогового и инвестиционного законодательства.

Следующим этапом взаимной интеграции России и Белоруссии в денежно-кредитной сфере стало подписание Договора «О создании Союзного государства» от 8 декабря 1999 г.[14], который вновь зафиксировал, что Союзное государство должно быть основано на единой денежно-кредитной системе, единой валюте и едином эмиссионном центре. Причем, создание единого экономического пространства и правовых основ общего рынка, обеспечивающего свободное перемещение товаров, услуг, капиталов, а также единая денежно-кредитная, валютная, налоговая и ценовая политика отнесены к исключительному ведению Союзного государства (ст. 17 Договора). Союзное государство должно иметь единую денежную единицу (валюту). Денежная эмиссия осуществляется исключительно единым эмиссионным центром. Введение и эмиссия другой валюты в Союзном государстве, помимо единой денежной единицы, не допускаются. До введения единой денежной единицы и формирования единого эмиссионного центра на территории государств-участников продолжают хождение их национальные денежные единицы. Переход к единой денежной единице (валюте) осуществляется в порядке, предусмотренном Договором (ст. 13 Договора от 8 декабря 1999 г.).

Этот порядок установлен в ст. 22 Договора «О создании Союзного государства» от 8 декабря 1999 г. Государства-участники приняли решение, что в Союзном государстве единая денежная единица (валюта) с одновременным созданием единого эмиссионного центра вводится поэтапно. При этом основной функцией единого эмиссионного центра признается защита и обеспечение устойчивости единой денежной единицы, и эту функцию он осуществляет, взаимодействуя с другими органами Союзного государства и государственными органами государств-участников.

Важно отметить, что в отличие от Конституции России, которая акцентирует внимание на независимости эмиссионного центра России – Банка России, вышеназванный Договор вполне обоснованно подчеркивает необходимость взаимодействия единого эмиссионного центра с другими органами Союзного государства и государственными органами государств-участников (России и Белоруссии).

Согласно Договору единый эмиссионный центр не вправе предоставлять кредиты органам Союзного государства и покупать ценные бумаги Союзного государства при их первичном размещении на финансовом рынке.

Союзное государство предоставляет и получает кредиты и дает гарантии по кредитам, выпускает займы и ценные бумаги в порядке, определяемом Парламентом Союзного государства и утверждаемом Высшим Государственным Советом.

Введение единой денежной единицы и формирование единого эмиссионного центра осуществляются на основе соглашения между государствами-участниками.

В неразрывной связи с формированием единой денежно-кредитной системы Союзного государства находятся те положения Договора от 8 декабря 1999 г., которые регулируют рынок ценных бумаг, устанавливают основы банковского регулирования и банковского надзора. Согласно ст. 24 Договора в Союзном государстве действует общий рынок ценных бумаг, предусматривающий их свободное обращение, и создаются соответствующие учреждения по регулированию рынка ценных бумаг и фондового рынка. Применительно к банковской системе государства-участники согласились завершить унификацию требований к организации надзора за банками и иными кредитными учреждениями, исходя из основных принципов эффективного банковского надзора, определенных Базельским комитетом по банковскому надзору, и будут применять единые ставки рефинансирования и общие нормы резервных требований к банкам (ст. 25 Договора).

Конкретные перспективы, направления и сроки создания единой денежно-кредитной системы Союзного государства содержатся в Программе действий Российской Федерации и Республики Беларусь по реализации положений Договора о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 г.[15], подписанной Президентом России и Президентом Белоруссии. Россия и Белоруссия согласились обеспечить выравнивание основных макроэкономических показателей и проведение единой структурной политики. В качестве единых показателей и индикаторов, относящихся к денежно-кредитной сфере, в Программе упоминаются: обменный курс (рыночный); темпы изменения совокупной денежной массы, в том числе рублевой и валютной; ставка рефинансирования, процентные ставки по депозитам и кредитам для населения и субъектов хозяйствования, уровень обязательных резервных требований к банкам. Как следует из Программы действий, начиная с 2000 года в среднесрочной и долгосрочной перспективе основными параметрами развития Союзного государства в денежно-кредитной сфере будут: межгосударственные потоки капитала, включая получаемые и предоставляемые прямые и портфельные инвестиции, краткосрочные и долгосрочные кредиты; механизм формирования единого экономического пространства, унификация основных инструментов бюджетной, налоговой, денежно-кредитной, ценовой политики, единое законодательство об иностранных инвестициях (п. 1.4. Программы).

Провозглашается также поэтапное осуществление процесса введения единой денежной единицы, который как предполагалось, должен был полностью завершиться к концу 2005 г. Реализацию каждого этапа объединения оба государства решили оформлять отдельными протоколами. Однако Программа не исключала введения единой валюты в более ранние сроки. В указанных целях Россия и Белоруссия заявили о намерении в конце 1999-начале 2000 г. подписать межгосударственное соглашение о введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра, которому оба государства намеревались предоставить исключительное право на осуществление денежной эмиссии. Упомянутое Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра Союзного государства было подписано 30 ноября 2000 г.[16]

В этом соглашении вновь подтверждалось, что Союзное государство имеет единую денежную единицу (валюту); что денежная эмиссия осуществляется исключительно единым эмиссионным центром; что введение и эмиссия другой валюты в Союзном государстве, помимо единой денежной единицы, не допускаются. В Соглашении подчеркивается, что до введения единой денежной единицы и формирования единого эмиссионного центра на территории государств-участников продолжают хождение их национальные денежные единицы. Подтверждается, что денежно-кредитная политика отнесена к исключительному ведению единого эмиссионного центра Союзного государства, основной функцией которого является защита и обеспечение устойчивости единой денежной единицы. Впервые в двусторонних отношениях России и Белоруссии ст. 1 Соглашения от 30 ноября 2000 г. устанавливает конкретный срок начала использования единой денежной единицы - 1 января 2005 г. и конкретную валюту, которая будет выполнять функции единой денежной единицы Союзного государства - рубль Российской Федерации (ст. 8 Соглашения). Однако, как следует из ст. 8 Соглашения, российский рубль должен был выполнять роль единой валюты Союзного государства не дольше чем до 1 января 2008 г. С 1 января 2008 г. предполагалось ввести единую денежную единицу Союзного государства со всеми вытекающими последствиями (ст. 4 Соглашения от 30 ноября 2000 г.).

До формирования единого эмиссионного центра Союзного государства использование российского рубля в качестве единственного законного платежного средства и его хождение на территории Белоруссии должны были определяться отдельным соглашением между Правительством России и Банком России, с одной стороны, и Правительством Беларусь и Национальным банком Республики Беларусь, с другой стороны (ст. 7 Соглашения между РФ и Республикой Белоруссия о введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра Союзного государства от 30 ноября 2000 г.). В тексте Соглашения от 30 ноября 2000 г. упомянут «межбанковский валютный совет», которому поручено решать вопросы, связанные с реализацией этого Соглашения, в рамках компетенции Банка России и Национального банка Республики Беларусь, взаимодействуя с органами власти России и Белоруссии.

Межбанковский валютный совет уполномочен координировать подготовку проектов национальных законодательных и других правовых актов по вопросам реализации положений этого Соглашения в рамках компетенции Банка России и Национального банка Белоруссии и во взаимодействии с другими органами государственной власти России и Белоруссии, включая вопросы денежно-кредитной политики, валютного регулирования и контроля[17].

Как видим, между ранее действовавшими Договором об образовании Сообщества России и Белоруссии от 2 апреля 1996 г., Договором о Союзе Беларуси и России от 2 апреля 1997 г. и нынешним Договором «О создании Союзного государства» от 8 декабря 1999 г. имеются существенные различия.

Во-первых, в Договоре «О создании Союзного государства» от 8 декабря 1999 г. и в Соглашении между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра Союзного государства от 30 ноября 2000 г. вновь появляются нормы, свидетельствующие о намерении России и Белоруссии объединить свои денежно-кредитные системы на основе единой валюты и единого эмиссионного центра.

Во-вторых, в отличие от многих других межгосударственных договоров и соглашений в денежно-кредитной сфере, ранее подписанных между Россией и Белоруссией, Договор «О создании Союзного государства» от 8 декабря 1999 г. и Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра Союзного государства от 30 ноября 2000 г. предполагают осуществление государственного контроля[18], ежегодное подведение итогов работы по выполнению плана реализации положений подписанных международных договоров с оформлением соответствующих протоколов. В процессе реализации плана совместных действий по введению денежной единицы Союзного государства могут вноситься изменения и дополнения в ранее подписанные между Россией и Белоруссией правовые акты, а также заключаться дополнительные соглашения для их осуществления.

Введение единой денежной единицы и единого эмиссионного центра, конечно же, совсем не простая историческая задача. Ее реализация затрудняется многочисленными экономическими трудностями, политическими проблемами и юридическими противоречиями[19]. Потребуются комплексные меры по унификации национального законодательства России и Белоруссии. В связи с этим в ст. 11 Соглашения между Россией и Белоруссией от 30 ноября 2000 г. Стороны согласились унифицировать законодательство, регулирующее статус, задачи и функции Банка России и Национального банка Республики Беларусь в проведении денежно-кредитной политики.

Однако ни одно существенное положение, касающееся конкретного решения проблем объединения денежно-кредитных систем двух государств, в особенности по переходу к единой валюте – российскому рублю, который должен был произойти с 1 января 2005 г., а также по созданию единого эмиссионного центра так и не выполнено.

В рамках данной работы не хотелось бы оценивать какое-либо государство, Россию или Белоруссию, по вопросу о неисполнении взятых на себя межгосударственных обязательств. При возникновении сложностей в межгосударственных отношениях ответственность несут все партнеры. В то же время, было бы неверным не отметить, что Россия выполнила практически все взятые на себя финансовые обязательства, реализацией которых было обусловлено объединение денежно-кредитных систем обоих государств и их переход на единую валюту. В частности, Правительство России и Банк России обеспечили выполнение своих обязательств по оказанию в 2000 - 2004 годах поддержки в стабилизации платежного баланса Белоруссии и курса белорусского рубля к российскому рублю, в том числе посредством предоставления Правительству Республики Белоруссия и Национальному банку Республики Белоруссия кредитов в российских рублях и иностранной валюте, в качестве одного из условий введения единой денежной единицы и формирования единого эмиссионного центра Союзного государства[20]. Помимо этого, Россия поставляла газ и нефть в Белоруссию по оптовым ценам, установленным для российских потребителей, и предоставляла государственные кредиты в целях обеспечения поставок газа в Белоруссию[21]. Одновременно Белоруссия до 1 июля 2002 года должна была завершить оформление необходимых решений по созданию совместной газотранспортной российско-белорусской организации в форме акционерного общества[22].

Некоторые проблемы имеются и в самом Договоре «О создании Союзного государства», которые также необходимо принять во внимание и разрешить в конституционном порядке. Речь, например, идет о статусе конституционных органов денежно-кредитного регулирования России и Белоруссии, в том числе центральных (национальных) банков. Так, в Договоре лишь предусматривается возможность приглашения их руководителей на заседания Совета Министров Союзного государства. Очевидно, что упомянутые положения Договора не вполне соотносятся с Конституцией России и федеральным законодательством.

Создавая Союзное государство, Россия и Белоруссия приняли на себя обязательство завершить «унификацию требований к организации надзора за банками и иными кредитными учреждениями, исходя из основных принципов эффективного банковского надзора, определенных Базельским комитетом по банковскому надзору…». Между тем, стандарты банковского надзора и решения Базельского комитета вряд ли можно признать «стандартами» (т.е. обязательными требованиями) в полном смысле слова для всех без исключения государств, как это сделано, например, в ст. 25 Договора «О создании Союзного государства» от 8 декабря 1999 г.[23]

Вышеприведенные и некоторые другие недостатки не устранены и в проекте Конституционного акта Союзного государства[24]. Более того, по сути, дезавуируется обязательство введения российского рубля в качестве единой денежной единицы на период до введения единой валюты Союзного государства (ст. 9 проекта Конституционного акта). Единую денежно-кредитную политику предлагается отнести к исключительному ведению Союзного государства, что противоречит всем ранее принятым двусторонним договоренностям, а также Конституции России, т.е. принятие предложенного проекта Конституционного акта предполагает внесение изменений в Конституцию России, в существующий механизм государственного управления страной и предполагает передачу части федеральных полномочий органам Союзного государства. Даже краткий ретроспективный анализ свидетельствует, что высшие органы власти обоих государств пока не вполне готовы к такого рода перераспределению полномочий, да, видимо, и не вправе этого делать вне конституционных процедур своих государств. Например, несмотря на принятые официальные международные договоры об интеграции денежно-кредитных систем России и Белоруссии, главы центральных (национальных) банков Республики Беларусь и Российской Федерации на заседании совета руководителей центральных банков ЕврАзЭС заявили, что «реальная независимость центрального банка любой страны является непременным условием эффективного развития рыночной экономики в современных условиях. Отказ от действующего статуса Центрального банка Российской Федерации в дальнейшем может затруднить интеграционные процессы в области функционирования денежно-кредитной и валютной систем стран Евразийского экономического сообщества»[25]. Тем самым, косвенно демонстрируется нежелание изменения существующего механизма денежно-кредитного регулирования, сформировавшегося в обоих государствах.

Очевидно, что затягивается не столько процесс объединения денежно-кредитных систем и введение единой валюты, сколько процесс реального создания самого Союзного государства.

Реальное объединение денежно-кредитных систем России и Белоруссии наряду с уточнением компетенции Союзных органов денежно-кредитного регулирования, потребует некоторого изменения внутреннего законодательства, устанавливающего функции и полномочия правительств и центральных банков этих государств. Но все изменения, обусловленные процессом объединения в Союзное государство, должны протекать в рамках конституционных процедур, предусмотренных национальным законодательством обоих государств. Только такой подход может стать надежной конституционной правовой основой и залогом устойчивости Союзного государства, его денежно-кредитной системы и единой валюты.


 [1] См., например: http://top.rbc.ru/index1.shtml; http://www.president.gov.by/press36369.html#doc;  http://www.government.ru/government/presscenter/pressroundup/archive/2006/12/29/6053584.htm;http://www.ngv.ru/lenta/lenta_sign.hsql?id=91396;http://www.ngv.ru/lenta/lenta_sign.hsql?id=91392;http://www.gazprom.ru/news/2007/01/010141_22165.shtml.

[4] Несколько лет назад мы уже рассматривали данную проблему (см., например: Я.А. Гейвандов Социальные и правовые основы банковской системы РФ. М., 2003), однако она по-прежнему остается актуальной.

[5] См.: Постановление Совета министров России от 9 октября 1993 г. № 1047 «О мерах по реализации межправительственных соглашений об объединении денежных систем» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 42. Ст. 4031.

[6] См.: Бизнес и банки. 1994. № 5.

[7] См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 43. Ст. 2406.

[8] См.: Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Белорусь «О сотрудничестве и взаимной помощи в области валютного и экспортного контроля» от 12 июля 1995 г.

[9] Соглашение вступило в силу 14 августа 1996 г. См.: Собрание законодательства РФ. 1996. № 47. Ст. 5301; Собрание законодательства РФ. 1996. № 32. Ст. 3845.

[10] Договор ратифицирован РФ и вступил в силу 29 августа 1996 г. См.: Собрание законодательства РФ. 1996. № 47. Ст. 5300; Собрание законодательства РФ. 1996. № 22. Ст. 2580.

[11] См.: Вестник Банка России. 1997. № 28.

[12] См.: Вестник Банка России. 1997. № 17.

[13] Российской Федерацией Договор ратифицирован 10 июня 1997 г. См.: Собрание законодательства РФ. 1997. № 30; Собрание законодательства РФ. 1997. № 24. Ст. 2732.

[14] См.: Собрание законодательства РФ. 2000. № 7. Ст. 786.

[15] См.: Бюллетень международных договоров. 2000. № 3.

[16] Россия ратифицировала Соглашение 22 марта 2001 г. // Собрание законодательства РФ. 2001. № 13. Ст. 1141; Собрание законодательства РФ. 2001. № 32. Ст. 3320.

[17] Для реализации столь масштабных задач был разработан План совместных действий по введению единой денежной единицы Союзного государства, рассчитанный на период 2001 — 2005 гг., принятый в качестве приложения к Соглашению о мерах по созданию условий по введению единой денежной единицы, подписанному 30 ноября 2000 г. //Бюллетень международных договоров. 2002. № 9.

[18] См. например: Послание Высшего Государственного Совета Союзного государства Парламентскому Собранию Союза Беларуси и России «О положении в Союзном государстве и ходе его строительства» от 2 апреля 2001 г.; Постановление Совета Министров Союзного государства от 9 апреля 2002 г. № 11 «О ходе выполнения Договора о создании Союзного государства и Программы действий Российской Федерации и Республики Беларусь по реализации его положений» и др.

[19] См., например: Известия. 2003. 19 июня.

[20] См. например: Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Белоруссия «О предоставлении Республике Белоруссия государственного кредита» от 10 декабря 2005г.; Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Белоруссия о предоставлении Республике Белоруссия государственного кредита в 2001-2002 годах от 30 ноября 2001г.; Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Белоруссия «О предоставлении Республике Белоруссия государственного кредита в 2000 году» от 29 декабря 2000 г.; Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Беларусь о государственном кредите в 1994 году от 24 мая 1994г.

[21] Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Белоруссия «О предоставлении Республике Белоруссия государственного кредита» от 14 декабря 2004 г.; Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Беларусь «О создании равных условий в области ценовой политики» от 12 апреля 2002 г. Согласно справочным данным правовой системы «Консультант+» фактическое исполнение некоторых Соглашений начиналось до их вступления в силу.

[22] Указанная организация должна была быть создана не позднее 1 июля 2003 г., но к моменту подготовки настоящей работы создана не была. См.: Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Беларусь «О расширении сотрудничества в газовой отрасли» от 12 апреля 2002 г.

[23] Более подробно см.: Я.А. Гейвандов Государственное регулирование денежной и кредитной сферы России (Некоторые проблемы и перспективы) //Гос. и право. 2001. № 11.

[25] См., например: Пресс-релиз. Департамент внешних и общественных связей Банка России 15 февраля 2001 года // http://www.cbr.ru/search/print.asp?File=/press/arxiv/010215_1711_leada.htm.

 
< Пред.   След. >

Свежие публикации